Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

dwennimmen

(no subject)

Некоторые люди не умеют пользоваться презервативами... Процент беременностей, закончившихся абортом, по странам и регионам:



Интересно, почему Молдавия так отличается от Румынии. И ещё интересно, отчего Чехия так разломана напополам.

PS. Кстати вот интересно, будет в России по поводу патриотизма и Крыма сейчас вплеск рождаемости? Это хотя бы отчасти скомпенсировало бы общий дебилизм геополитической ситуации. А то ведь чтобы Вовами детей называть, их родить ведь надо сначала, детей-то. А дети - штука хорошая. Сейчас родишь, так как раз лет через 20, когда нынешний строй вымрет и ситуация нормализуется, будет кому чинить-подымать.
dwennimmen

Жесты: ещё одно дополнение

Жена, прочтя мою запись о жестах, удивилась, что я упомянул только два жеста. И напомнила мне ещё о некоторых, что более распространены в России, чем в Провиденсе, или наоборот. Поэтому давайте-ка я напишу небольшое дополнение.

Ещё один жест, что более популярен в Провиденсе, чем в Москве (хотя ныне, с глобализацией, начал проникать и в Россию) - это "кавычки в разговоре". Выглядит это так: человек говорит, говорит, и время от времени поднимает руки с двух сторон от головы, и показывает таких "зайчиков" двумя пальцами, и при этом "зайчики" "ушками" "кланяются". Это как будто бы значит вокруг тех слов, что человек говорил в этот момент поставлены кавычки. То есть эти слова были произнесены не серьёзно, а как бы с издёвочкой. Когда зайчики кланяются ушками, можно ещё в этот момент трошечки присесть, и как бы скукситься набок, и может гримаску чуть чуть сделать, и голосом ещё немного подчеркнуть, что это были кавычки, и потому издевательское, а не прямое значение слов.

Например: - Я сегодня был на "работе" (гримаска и зайчики), и там нас "учили" (гримаска опять) как планировать свой день, чтобы работать "лучше" (опять гримаска и зайчики).
Значит на самом деле это и не работа, и не учили, и не лучше, а лабуда и эксплуататорство.

Даже среди провиденсцев злоупотребление зайчиками считается признаком "образованщины". Простой люд зайчики не использует, но и люди высокого полёта тоже стараются ими не злоупотреблять, потому что эти "кавычки в речи" имеют обыкновение становиться жестом-паразитом. Соответственное "слово-паразит", кстати, тоже имеется - звучит как "quote on quote", и если человек совсем уже заражён этим делом, то такой может одновременно с "зайчиками" всякий раз говорить "quote on quote" для пущей многозначительности. Меня от такого плющит, конечно, потому что утомляет очень, эту всю разметку видеть и слушать.

Наоборотный жест, который в Москве знают все, но который ровным счётом ничего не значит для американцев, - это фига (она же дуля). Фигушки, мол. Если верить Википедии, то этот жест понимают во всех славянских странах, и, в меньшей степени, Турции и Румынии, и этим, похоже, список и ограничивается. В Штатах он не значит ровным счётом ничего. Настолько ничего, что в школе, куда мои дети ходят, например, у них есть такое правило: если ребёнок хочет выйти в туалет, то он должен поднять руку, но не с ладошкой, как для ответа, или если что-то спросить, а с фигой-дулей. Держит ребёнок дулю - значит хочет в туалет. Учитель это видит, и говорит, мол, Изабелла, можешь выйти, только бегом, не задерживайся. Мы с женой когда от этом правиле узнали, очень удивлялись. Ничего себе, фигу в потолок держать!
dwennimmen

Непененойка

Купил детям непененойку.

Как, вы не знаете, что это такое? А вот попробуйте угадать! Это хорошая вещь, полезная, у каждого ребёнка должна быть такая! Я вот только что своим купил. Там прямо на чеке написано, чёрным по белому, английскими буквами, внятно: "Непененойка, одна штука, 10 баксив".

Когда сделаете свои "мысленные ставки", щёлкайте по вот этой ссылке для отгадки.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 3. Деньги

 

3. В Москве вещи и еда продаются за рубли и копейки, а в Провиденсе - за доллары и центы.

Ура, опять очевидное отличие. В разных странах разная валюта.

Ну, во-первых, доллары больше рублей по стоимости. И, кажется, это способствует покупке ненужных вещей. 600 рублей - это вроде как много денег. 20 долларов - это вроде как мало. И вот я покупаю ненужные вещи, вроде насадок на пальцы в виде пластиковых щупалец (детей пугать) или неработающих поперечных флейт.

Далее. Смешной факт: долларовые купюры бывают достоинством в 1, 2, 5, 10, 20, 50 и 100 долларов. Но на практике купюр в 2 доллара, и, в меньшей степени, в 50, никогда никогда не видел. Настолько никто никогда, что периодически людей, которые пытаются расплатиться двух-долларовыми купюрами, арестовывают по ошибке, поскольку работники магазинов и бензоколонок вызывают полицию. Мол, фальшивомонетчики.
http://en.wikipedia.org/wiki/File:USDnotes.png

Похожая ситуация с монетами. Теоретически у них есть монеты в 1, 5, 10, 25, 50 центов, и в 1 доллар. На практике монет в 50 центов почти никогда не бывает (я ещё ни разу не видел). Доллары - это типа двухметаллических 10ти рублей в России - редкая штука. Центы все выкидывают, потому что они тонкие, взять сложно, ненужные и бесполезные. Есть даже специальное движение за то, чтобы отказаться от центов, потому что, мол, люди и бизнесы тратят время на совершенно никчемную работу, печатая и потом перекладывая с места на место эти глупые монетки.
http://en.wikipedia.org/wiki/Template:Coinage_(United_States)

Ещё интересно, что размеры и цвет монет не подчиняются никакой логике. Цент маленький и красный, пять центов большие и белые, но 10 центов опять маленькие и белые, а 25 опять большие и белые... Названия у них тоже прикольные (вроде давнишних русских червонцев, алтынов, гривенников итд). Пенни, никель, дайм, и только потом осмысленный квортер (четвертак, ежели по-нашему). Дети в детском саду проводят изрядное время (пару месяцев) выучивая все эти названия, достоинства и внешние виды.

Ещё у детей есть момент озарения такой, когда они впервые узнают от сверсников или от старших, что на монетке в один пенни можно увидеть статую Линкольна. Потому что она очень-очень маленькая: вон там, в середине коллонады:
http://en.wikipedia.org/wiki/File:1974_aluminum_cent.jpg

А я ещё не люблю пенсы за то, что когда я пытаюсь сказать "пенсы" (pennies) американцы думают что я говорю penis, и смеются надо мной. В чём различие в звучании я сказать не могу. Дети, впрочем, тоже всегда ошибаются, когда пишут это в младших классах, а учителя делают вид, что ничего не заметили.

Самые весёлые монетки - это четвертаки (quarters). Во-первых потому, что они очень полезные: например платные стиральные машины используют их как жетоны. А во-вторых потому, что примерно половина всех четвертаков в обращении - вроде как "юбилейные", т.е. имеют на одной из сторон всякие забавные картинки. Сначала все четвертаки были одинаковые, но потом штаты напечатали серию "50 штатов":
http://en.wikipedia.org/wiki/50_State_Quarters
Мой любимый четвертак - Коннетикут. Ну Вермонт ещё хороший. У многих же штатов картинки совершенно жалкие, на мой взгляд: и в смысле дизайна, и по содержанию. Ну так вот, а после штатов они ещё напечатали монеты для своих территорий (они там на страничке в самом конце; эти всякие острова, которые вроде как входят в состав США, но штатами не являются). А ныне - печатают четвертаки для всяких красивых национальных парков и прочих достопримечательностей:
http://en.wikipedia.org/wiki/America_the_Beautiful_Quarters
Мы все 50 штатов собрали, + все территории, + 200 лет США (с барабанщиком), но что с этим делать - не знаю. Сначала хотел сделать карту такую из фанеры, с углублениями, и четвертаки туда разложить, но лень.

А ещё до 1964го года четвертаки и даймы были серебряные. Но они, естественно, все почти исчезли из обращения. А ещё иногда случайно дают канадские четвертаки в качестве сдачи, потому что они такие же по размеру, хотя легальной валютой и не являются. А ещё в магазинах есть такие автоматы, куда можно высыпать горшок мелочи, а они её всю автоматически пересчитают, а потом зачислят на карточку. За небольшую мзду, естественно.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 2. Плавильный котёл

 

2. В Провиденсе чуть получше относятся к приезжим.

Это очень условное отличие. Я даже не знаю точно, как его сформулировать. По моему первоначальному плану это было отличие номер 134 (кроме шуток), но поскольку в комментариях спросили про язык, на котором мы дома разговариваем, то, пожалуй, напишу его сейчас. Это как бы комментарий этакий к отличию номер один.

Итак: как в Провиденсе относятся к приезжим, и отличается ли это отношение от Московского?

В целом, пожалуй, в Провиденсе с этим делом помягче. Вот только вчера я упоминал о вывесках на испанском; о целых посёлках, где всё на испанском: люди, реклама, магазины. При этом в школе дети будут учиться на английском (единение), но, с другой стороны, никто особо не паникует, что, мол, "дети не знают английского по поступлении в школу" (мультикультурализм). Мои тоже не будут знать английского к моменту поступления - и что? И ничего. Была бы школа частная - могли бы и учить тоже на испанском, а английский как иностранный. На западном побережье есть, например, частные корейские школы, построенные именно так. Или вот поляки, когда приезжали сюда в середине века, создавали свои польско-язычные, католические школы, и учили детей на польском. Пытались построить маленькую Польшу. Об этом - чуть ниже.

Или вот, к слову об идише-говорящих евреях: есть в штате Нью-Йорк город, который растёт быстрее всех остальных городов штата. И в нём на атобусных остановках (!) объявления на идише. Потому что это город-коммуна, куда съехались говорящие на идише. Но это редкий, необычный пример, надо признать. Вот ссылка на статью в Википедии:
http://en.wikipedia.org/wiki/Kiryas_Joel,_New_York

Способствует ли это сохранению родной культуры, сохранению языка? И да и нет. Пример поляков очень характерен: несмотря на эти польско-язычные школы и сознательную изоляцию, дети, вырастая, переставали говорить по-польски. Наотрез отказывались. И польский, уже в подростковом / взрослом возрасте старательно, сознательно забывали. Почему так? Ну во-первых потому что изоляция - это завсегда нехорошо. Может быть Амишам удаётся в какой-то мере выдержать эти изоляцию, но, пожалуй, главным образом потому, что им есть что противопоставить миру вокруг: иддилию (ну или псевдо-иддилию) деревенского, общинного быта. А если ты "всего лишь" носитель слегка другой культуры? Но сознательно живёшь как на острове, и пытаешься детей заставить жить также? Как только они вырастают настолько, чтобы понять, что эта изолированность ограничивает их возможности: карьерные, личностные - да любые, как они начинают (справедливо) гневаться на родителей, и бунтуют против этого насильственного ограничения. Вот так примерно случилось и с поляками. Впрочем там, похоже, есть ещё и другая причина: поляков в начале века приезжало очень много, и они не знали языка, поэтому устраивались на самые низкоквалифицированные работы (ну типа как таджики в Москве, только тогда общество было индустриальное, а не пост-индустриальное, так что несравненно больше работ было на заводе, а не в сфере коммунальных услуг). И поскольку английского они не знали, то добрые англо-саксы считали их тупыми, и всё время шутили о том, какие поляки глупые. И слово "поляк" стало синонимом "дурака". В чём, видимо, вторая причина того, что польские дети наотрез отказались от своей культуры. Не сейчас, а лет 50-30 назад; тогдашние дети.

В наши дни сходная ситуация, например, у арабов. В связи со всей этой напряжённостью отношений дети боятся и не хотят говорить по-арабски; боятся, что их товарищи в школе их услышат и будут дразнить, мол, террорист, скоро ты нашу школу наконец взорвёшь, итд. Или просто бить, что террорист. И дети из арабских семей, даже из тех, где дома говорят на арабском, зачастую сознательно переходят на английский в младше-средне-школьном возрасте. Потом только ко взрослому возрасту немного очухиваются, и берут арабский в колледже, как предмет по выбору. Чтобы хоть как-то подучить.

Но в целом становится лучше. Скажем 150-100 лет назад ирландцев, позже евреев, а ещё позже - поляков, ужасно притесняли, мучили, устраивали погромы, и вообще не считали за белых. "Считать за белых" - это в любом случае тупо, конечно, но здесь мне кажется забавным то, что формально, по цвету кожи, ирландцы, естестввенно, белые. Но местные "блюстители расовой чистоты" собирались и раздумывали о формулировках, чтобы эк-нибудь так извернуться и представить ирландцев не-белыми. Но так или иначе. С тех пор стало лучше, и новую волну иммигрантов (мексиканцев и пуэрто-риканцев), занимающих сходную социальную нишу, мучают уже не так сильно. Мучают, конечно, но всё же хоть до погромов не доходит. У нас в Провиденсе у них довольно большая диаспора, и очень бедная, и мало интегрированная. Но об этом позже, когда буду про гетто писать.

Или вот ещё хороший пример. Китайцы, которые приезжали сюда 30-20 лет назад сознательно не учили детей английскому языку. Полностью переходили на английский (хотя сами знали его отвратительно), чтобы дать детям "новую жизнь". Нынешние китайцы говорят с детьми только по-китайски, чтобы сохранить им язык. Отчасти это, конечно, связано с тем, что в Китае стало лучше. Но, с другой стороны, это мне кажется хорошим знаком, что лучше стало и в Провиденсе.

Хотя индусы вот, например, как правило переходят на английский. Но тут другой ещё нюанс есть: что в Китае - мандарин, а в России - русский, то в Индии - английский. И часто у двух индийских родителей просто нет другого общего языка кроме английского.

Как русские эмигранты укладываются в эту картину? В целом - удивительно хорошо. Я уже встречал троих, кажется, детей, выросших во взрослых личностей, рождённых тут, которые при этом говорят на очень хорошем, почти полностью чистом русском. То тут то там калька иногда проскочит, или ложный друг, или интонация странная. Но в целом - очень хороший язык. Из тех, кого привезли в Штаты маленькими таких, естественно, ещё больше.

Но иногда язык теряется. Я долго пытался понять, почему одним семьям удаётся его сохранить, а другим нет? Сначала я думал, что просто в некоторых семьях ругают "союз", а в некоторых - хвалят; и там, где ругают, - дети отказываются. Не-а, нет корреляции. К тому же в большинстве семей - хвалят и ностальгируют. Потом я узнал о неудаче поляков я предположил, что просто в некоторых семьях родители достигают успеха в новой стране и дети не комплексуют, а некоторых - влачат жалкое существование, и дети отказываются от языка, как от ненужного. Но с тех пор видел несколько семей, у которых всё хорошо, а дети говорят плохо. В итоге на сегодняшний день у меня есть теория 2х факторов. Первый: генетический. Если родители хорошо выучивают язык, и при этом сохраняют хороший русский (не слишком засорённый заимствованиями, даже после десятка или двух десятков лет в Штатах) - то дети как правило говорят хорошо. Второй - культурный. Если родители занимаются с детьми и проводят время дома, то у детей есть шанс выучить язык. Если родители настолько интегрированы, что дома не бывают, а детей мало, - то, естественно, и учить некогда.

Наверное русским помогает и то, что местный стереотип о русских - не такой уж и плохой, в сущности (лучше чем у поляков). К тому же Россия всё время (т.е. сравнительно часто) упоминается в любом культурном или социально-историческом дискурсе (см. мой давнишний пост Россия - великая страна). Не всегда так уж хорошо, но зато часто. Это создаёт ощущение "реальности" России, даже у самых маленьких детей. Существенно до того как они впервые услышат фамилии Достоевский, Толстой, Чайковский, Лобачевский. Приезжим со Шри-Ланки, очевидно, в этом отношении намного сложнее.
dwennimmen

Заторможенные дети

Супруге родители подарили новый фотоаппарат, а у него оказался занятный режим: ускоренная съёмка. Ну, такая, после которой получается замедленное видео.

Знаете как выглядит, если губами Тпррру сделать, а потом сильно замедлить? Я детей заставил так потпрукать, и сфотографировал. Очень занятно получается!

dwennimmen

Наказания

В школе дети спонтанно разговорились между собой на тему "Кого как наказывают". Выделилось 2 чётких слоя, которых наказывают одинаково. Во-первых, всех чёрных - лупят и колотят; это такой универсальный подход. А во-вторых, самых успешно-богатых детей тоже наказывают однотипно: когда они что-нибудь нашкодят, их ...

Collapse )
dwennimmen

В Штатах трудно быть религиозным

В Штатах трудно быть религиозным. И главная причина тому - что все вокруг религиозные.

Это парадокс такой. В Советской России, насколько я могу судить, хороший, умный человек "как правило" (т.е. с довольно большой вероятностью) был верующим, или, по крайней мере, интересовался религией. В первую очередь потому, наверное, что её запрещали - и хотя бы назло хотелось раздобыть книжку и прочесть Евангелия. А как только выяснялось, что Евангелия - в общем-то написаны о чём-то хорошем; о добре, о свободе, о правильных и живых вещах, - тут уж хороший, добрый человек "по построению" вынужден был относиться к этой книжке с симпатией. Не обязательно «со свечкой стоять», но уж по крайней мере с культурной симпатией. Аллюзии в стихи вставлять и всё такое. Потому что блаженны ищущие.

Тут же, в Штатах, похоже, хороший и умный человек - скорее всего - окажется атеистом. Не потому, что тут продают другие Евангелия, а потому что фон другой. Я попробую изложить, в чём этот фон состоит, хотя это довольно трудно формализуемо.

Для начала: все кругом религиозные. Это просто ужас какой-то. Все верующие, у всех постоянно Бог на языке. А при здешнем напоре и самоуверенности сводится это к тому, что все прекрасно знают, что хочет Бог, чего именно он требует; кого поддерживает, а кого осуждает. Мне всегда казалось, что самое прекрасное, самое достойное в религии – это предельные вопросы; сложные, экзистенциальные, философские, предельные вопросы. Попытка заглянуть за кажимость, в суть вещей; остановиться, задуматься, понять, почувствовать, увидеть. Так вот тут у большинства населения нет никаких вопросов, но зато - и в этом крупное отличие от Европы в целом, и России в частности, - у всех есть куча готовых ответов! Каждый знает – и знает наверняка и лучше всех – чего хочет Бог! И это ужасно надоедает. Это вечное “God bless America!” в конце каждого публичного выступления _любого_ политика (совершенно независимо от того, говорил ли он о необходимости помогать бедным, или о необходимости отнять что-нибудь у бедных; продолжать войну или закончить её – это неважно. Всё равно без “God bless America!” не обойдётся). Есть тут такое понятие – Jesus argument (как антипод известного в сетевых кругах Hitler argument) – вроде как «кто первый в споре помянет Исуса». Кто первый сумел за уши притянуть имя Jesus к поддержке своего мнения – тот всё, считай наполовину выиграл спор. Тузом сходил, нечем крыть. Это не везде работает, конечно, но в политических, например, спорах, где-нибудь на телевидении – только так.

И при этом, что интересно, религиозность (на мой фанатичный взгляд) совершенно никак не коррелирует со взглядами! Вот просто никак; она идёт в довесок, поверх уже готовой системы ценностей, как некий лак, делающий человек «гладким и гармоничным», знающим о мире всё и неуязвимым для критики. Человеком, для которого в мире нет никаких неожиданностей. Кто у нас самый религиозный в Америке? Республиканцы, конечно! То есть те ребята, что ратуют за смертную казнь, за огнестрельное оружие, но против медицины для бедных, против перераспределения доходов от самых богатых к менее богатым... То есть у них в головах – в головах у населения в целом – эти две картинки – сладкий Христос с бородой – и представления типа «каждый умирает в одиночку», «неудачники не заслуживают сочувствия» и так далее – никак не противоречат друг-другу, а прекрасно уживаются. Более того, не просто уживаются, а воспринимаются как синонимичные! Республиканец = христианин. Знаешь Библию наизусть = республиканец. Впрочем, не в республиканцах или демократах как таковых дело: в целом, в масштабах страны посещение церкви никак не мешает ни безудержному потреблению, ни сладким мечтам о карьеризме-по-головам, как вершине возможного успеха. Напротив даже, помогает, похоже! Ну и, раз уж речь зашла о лицемерии, вот этот график также очень мил:
http://www.calamitiesofnature.com/archive/?c=550

Ещё один интересный факт, проливающий некоторый свет на роль церкви в здешнем обществе: дети на службе. Их довольно много, и возрастная структура прихода такова: младенцы, детки побольше, ещё побольше, потом – бац – провал. Подростков нет, и студентов тоже почти нет. Но, в отличие от русских церквей, следующий возрастной слой – это не бабушки и дедушки, а молодые родители! То есть с точки зрения экологии прихода (и психологии прихожан) выглядит это так: родители всегда таскают детей с собой на службу, поскольку «очень важно сызмальства приучаться к правильным ценностям, к добру, справедливости». Дети терпят, сидят, маются, играют в игровых комнатах, если таковые есть, но в какой-то момент достигают «возраста несогласия», восстают и отказываются ходить в церковь. Потом они, славненько тусят в школе (средний возраст начала сексуальной жизни – 17 лет; см. Википедию), возможно, в колледже, наслаждаются жизнью, в ус не дуют, ищут работу, заводят семью – и тут вдруг осознают: «блин, надо ведь учить детей правильным ценностям!». Берут своих чад – и снова начинают ходить в церковь. И ходят в туда – во многом – ради детей – я это прямым текстом слышал несколько раз! И всё повторяется, круг замкнулся! То есть церковь для многих является обязательной частью жизненного пейзажа, знаете, как женятся они ведь тут не в ЗАГСах, а в церквях. Но это вечное начало, вечная «инвестиция», которая почему-то, однако, никогда не приносит плода.

Но ладно, довольно уж мне обобщать. Поговорим лучше о цветущей сложности, о конфессиональном разнообразии. Тут тоже мило. Более всех процветают фундаменталисты и харизматики – те, что в наиболее полной и концентрированной форме представляют описанные выше аспекты веры – «Веру в успех» (все неудачники – грешники), «веру в потребление» (Господь сотворил Землю, чтобы мы её использовали всю до конца, а экология – ересь, потому что скоро Страшный Суд), а также «веру в правильность своего мнения». Очень популярны комиксы вот такого типа (я их регулярно на тротуарах вижу, оброненные):
http://www.chick.com/reading/tracts/0074/0074_01.asp
Краткое содержание: причастие – это Аццкая Печенька, специально придуманная Сатаной, чтобы всех обмануть и убить. И там таких – десятки, если не сотни. Или другая зарисовка – недавно на благотворительной акции стояла женщина (не помогала организаторам, а просто стояла рядом) – и раздавала брошюрки с надписью «АД». При ближайшем рассмотрении оказалось, что называются они «как не попасть в...» (мелкими буквами сверху) «АД» (огромными по центру). Очень показательно. Это, конечно, «фундаментальные» протестанты, которых специально называют так, чтобы отличить их от mainstream, то есть «обычных» протестантов. Штука, однако, в том, что в наши дни харизматики – это как раз уже самый настоящий мэйнстрим, тогда как «обычные» протестанты (типа лютеран или «баптистов старой закалки») постепенно вымирают.

Как поживают другие конфессии? Ну, с армянами, коптами и прочими православными всё ясно – это, нужно признать, в первую очередь этнические клубы, а уж потом церкви. Милые, славные, в которых, когда выпадет свободная минутка (то есть во время проповеди), люди вежливо наклоняются друг к другу, справляясь о здоровье жены сына троюродного дяди. Католические приходы делятся, условно говоря, на сходные по настроению «этнические» (испано-, и, реже, португало-язычные), и на «старые», преимущественно англоязычные, паства которых выглядит в целом весьма привлекательно, но, похоже, стремительно стареет. Основная проблема католиков в том, что с сексуальной жизнью священников творится (или творилось?) что-то жуткое и невообразимое, и поскольку это получило очень широкую огласкую, для очень значительной части населения, похоже, первая ассоциация теперь «католик = педофил». Ну и ещё есть милые моему сердцу либералы разных мастей – епископалы, конгрегационалисты, универсалисты, унитарианцы, квакеры. Их общая черта – стремительное (гораздо более быстрое, чем в большинстве других конфессий) старение и сокращение паствы. Настолько стремительное, что они пробуют все методы – как одержимые помогают бедным, концерты всякие устраивают, кружки буддистской медитации, вешают рекламу по всему городу, но, похоже, без особого успеха. Просто «Евангелие» не слишком-то востребовано. Вот «все умрут, а я останусь» - это да, это приятно.

Словом, если уж в нашем – северном, восточном, демократическом и весьма «прогрессивном» (как тут говорят) штате, мир представляется таким – то я даже подумать боюсь, каково оно в Техасе! И поэтому к здешним атеистам быстро начинаешь чувствовать горячее расположение. Хочется подбежать и руку пожать. Потому что если кто напоминает тут о морали, о нравственности, о вечных ценностях, о важности чужой жизни, чужого выбора, чужой свободы, об уважении, о человеческом достоинстве, об альтернативе потреблению, об ответственности перед детьми, о ценности и красоте жизни вообще - то это в первую очередь атеисты. Атеисты-активисты, из тех, что в детстве ходили в церковь, и знают церковную жизнь непонаслышке, но потом порвали с ней и расплевались в пух и прах. Такая вот странная на русский взгляд ситуация.
denkyem

(no subject)

Нюся, после года в местной школе, стала очень бойко говорить по-английски (что замечательно и отлично), однако русский её тоже изменился. В речи теперь появились такие, к примеру, калькирующие обороты: «Принцесса хотела поженить принца, но не знала если это можно. Мне нужно взять душ. Это возьмёт много времени». Звучит дико, конечно, – и, что интересно, появилось это совсем недавно, буквально с месяц назад.

В принципе, здесь есть самые разные дети, говорящие на русском самого разного качества. От таких, что два слова связать не могут, до таких, что говорят свободно и даже довольно литературно, хотя были рождены (!) здесь. В целом, эмпирический закон «чем лучше социально интегрированы родители – тем лучше русский у ребёнка», вроде бы, работает, но не со стопроцентной предсказательной силой. Если примеры весьма интегрированных семей с плохим русским у детей, и даже наоборот. По моим ощущениям, более сильная корреляция может быть сформулирована так: Чем меньше акцент у родителей, тем лучше (грамматически и по словарному запасу) русский у детей. Но, опять же, даже если это правда, непонятно, есть ли тут причинно-следственная связь, т.е. потому ли это так, что начинают работать какие-то хитрые психологические механизмы, или это всего лишь парафраз тривиального соображения, что «если родители способны к языкам, то и дети способны». Не знаю. Поживём-увидим.

У меня на работе, например, в нашей лаборатории, есть студент, который родился тут, и весь такой американец-американец, но его первый язык – детский, домашний язык, – русский. Я с ним начал общаться о науке по-русски; сначала было трудно, но постепенно оба привыкли, кажется. Большинство слов он понимает или догадывается: за всё время не понял только «блок питания, тесть, паяльник, припой и б-ушный», то есть слова не то что второго, а десятого ряда. В части воспроизведения языка тоже ошибок не так много: разве что «билет в один путь», и ещё он упорно говорить о головастиках, что они «дёргают хвост», когда на самом деле они, конечно, дёргают хвостом. Но, в принципе, речь весьма чистая.

Есть, однако, и весьма устрашающие примеры. Русским далеко до арабов, конечно – у тех дети попросту отказываются говорить на своём языке – видимо, давление среды очень уж сильное. Индусам тоже тяжело – у них часто мама и папа, хоть оба и индусы, говорят на разных диалектах, и потому поневоле переходят на английский. У русских ещё не так всё плохо. Хотя не так хорошо, как у выходцев из Латинской Америки, конечно =)

Да, ещё одна смешная особенность такого «островного» изучения языка (когда он только в семье, но не снаружи) – в том, что язык становится «семейным», т.е. какие-то особенности языка, нами обычно не осознаваемые, и сглаживаемые внешней средой, здесь, в изоляции, не только не умирают, но, напротив, усиливаются. Например, мальчики выработали свой самостийный язык, с какой-то странной примесью, как я это называю, «ложно-украинского». У нас южных диалектов в семье нет, однако, видимо, им языковая интуиция что-то подсказывает, и они многие слова видоизменяют однотипно. Так, например, друг на друга они теперь ругаются словом «дУрный» (не дурнОй, нет! Впрочем, мы и дурнОй-то не говорим никогда!). Или вот червяка они называют «червИк» - очень стабильно и уверенно. Про «недавитых» змей и прочие народно-этимологические реконструкции я и вовсе молчу – такое у всех детей бывает. Но, сдаётся мне, в то время как в среде эти «самодельные слова» быстро уступают место более усреднённому, стандартному языку, тут у них просто нет особого шанса на такой «естественный отбор». Конкурировать не с чем особо. И вот они держатся, и совершенно не намерены, кажется, никуда уходить.

Ну да посмотрим. Поживём-увидим, к чему это всё в итоге прикатится.
denkyem

Плохой день

Дочка в школе, вместе с классом, читала книжку "Александр и его ужасный очень плохой хуже некуда день". Это такая местная книжка смешная детская, вроде нашего "Горести-печалести. Карандаш сломался / Жук из банки выполз и больше не поймался".

А потом им дали задание - описать и нарисовать свой плохой день. Дочка вот что нарисовала: