Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

dwennimmen

О важности общей картины

Слушал сегодня ещё одного кандидата в профессоры (не по биологии, а по прикладной математике). Доклад-презентация меня сильно рассердил, потому что в первой половине его я понимал всё, и даже подмечал ошибки и неточности; а потом вдруг в середине примерно резко перестал понимать и что происходит, и, главное, зачем. И это раздражает, поскольку это вообще признак плохих докладов.

Хороший доклад создаёт у слушателя (ложное) ощущение понимания. Хороший научный доклад чем-то похож на жонглирование: докладчик всё время напоминает, какое утверждение что означает, и в частности, и в общем. Что это значит, и что то; и чего ожидать, если это верно, и что удобно, и что неудобно. Хороший доклад постоянно шпаклюет пробелы в образовании слушателя: вернее даже, сначала пробелы в образовании, а затем - в кратковременной памяти. Не знаете, что такое дельта-функция? А мы вам напомним! Забыли, зачем нам эта матрица? А вот зачем. И создаётся у слушателя приятное, медовое такое чувство, что слушатель умён и может внимать сложной, насыщенной лекции.

Как только слушатель выходит из зала, так лекция в его голове начинает разваливаться, и уже через день-два восстановить её ход слушатель, как правило, может с трудом. Но само воспоминание сладости понимания; иллюзии единства со знанием - остаётся. В этом сила хорошего доклада.

Так вот кандидат совершенно об этом не позаботился. В результате в середине доклада я "налетел на стену", как говорят американцы, и вдруг совершенно перестал понимать, о чём вообще речь. Я всё надеялся что он отойдёт чуть вдаль от своей истории, окинет её взглядом с высоты, и объяснит, что вообще к чему, и каковы тут главные выводы. Но этого не произошло. Уже после доклада, когда задавали вопросы, и когда у всех вопросы кончились, я громко сознался что ничего не понял и попытался вывести его на чистую воду. Мол, давай с самого начала, какие у тебя вводные, и что ты оптимизируешь, и что это вообще всё значит. Но без особого успеха.

Мораль: хорошего докладчика от плохого (и, в конечном итоге, хорошего учителя от плохого) отличает умение представить себя в чужой голове, в чужом мозгу. Умение абстрагироваться от собственного знания, собственных интересов, собственных интуиций; умение взглянуть на предмет со стороны, и затем проложить к нему дорогу с этой "другой стороны"; со стороны неспециалиста, дилетанта.
dwennimmen

Мастерская по изготовлению балканских флейт

Прошла очень успешно!



Основная методическая находка: прежде чем приступить к изготовлению каваля каждый участник мастер-класса сделал себе маленькую флейту такого же типа (диагонального) - карпато-украинскую фрилку. Во-первых тем самым они потренировались изгатавливать мундштук и сверлить дырки в положенных местах. Во-вторых на ней намного легче извлечь звук (она как свисточек почти, хотя положение губ - такое же как для каваля). На кавале получилось что-то сыграть только у двух человек, а вот на фрилке - почти у половины. Хоть какие-то, стало быть, шансы, что они продолжат заниматься и не отчаются.

Гобоист не пришёл. Я надеялся что придёт гобоист и можно будет проверить, помогает ли прежняя борьба с духовыми инструментами покорению каваля. Но увы, гобоист не пришёл. Было несколько флейтистов, но похоже знание поперечной флейты не особо-то помогает; может быть они слишком увлекаются прежде выученным амбушюром и соскакивают на него? Не знаю. Так или иначе, флейта похоже не помогает.

Устал как слон (сначала 5 часов лабораторной, потом 3 часа мастер-класса).
dwennimmen

О проскальзывающем английском

Время от времени в разговоре с родными (т.е. по-русски, естественно) у меня или проскальзывает английское слово (если я устал), или пытается проскочить (если начеку).

Всякий раз я испытываю сразу две эмоции. С одной стороны, стыдно и неловко, что русский портится, и что приходится прилагать сознательные усилия к тому, чтобы не дать ему смешиваться с английским.

С другой стороны, это интересно, поскольку английские слова, пытающиеся пролезть в русский, далеко не случайны. Всякий раз я пытаюсь интроспективно проанализировать свою речь, и тот ещё не произнесённый набросок её, что я собирался сказать. Чтобы понять, с какой такой кстати вдруг английское слово вышло из отведённого ему участка памяти и нагло вклинилось (или попыталось вклиниться) в русскую фразу. Похоже, английские слова лезут в русскую речь примерно в двух случаях:

1) Если слово означает какую-то местную реалию, которую пока что не пришлось объяснять по-русски, и которая поэтому существует в моём сознании только в своём "англоязычном" варианте. Или может быть даже не местное понятие, но такое, о котором узнал только в Штатах. Скажем, какой-нибудь там "itemized tax deduction" (понятия не имею как это по-русски будет), или, допустим, "school science fair" (выставка школьных проектов посвящённых науке и естествознанию?)

Или вот ещё хороший пример: outreach. У меня в CV целая графа есть отдельная, целый раздел под названием "outreach", и от меня, помимо прочего, ожидается, что я по крайней мере несколько раз в год должен делать этот самый outreach. Но я, при этом, понятия не имею, как это переводится на русский. Я могу дать определение: outreach - это "социально-ориентированная деятельность, имеющая целью популяризацию моей академической дисциплины среди населения, и в особенности среди социо-экономических слоёв населения традиционно не охваченных образовательными программами". Но одним словом это на русский я пока переводить не умею.

2) Нормальные, не специализированные слова, которые могли бы быть в русском языке, но которых почему-то нет. Например вчера мы с дочкой смотрели видео на ютубе, в котором лысый дядька довольно неловко объяснял правила игры Dungeons and Dragons (вот это видео). И я сказал, типа по-русски: "Какой-этот дядька creepy". Оконфузился, конечно. Но штука в том, что в современном американском "creepy" - это очень частотное слово, но у него нет прямого русского эквивалента. Lingvo, например, утверждает, что creepy - это "бросающий в дрожь" и "вызывающий страх". Но это не "creepy", это уже "scary". "Creepy" можно отнести к чему-то, что вызывает неловкость и настороженность; некую неприятную опасливость, которая находится на границе страшного или отвратительного, но при этом эту границу не переходит. Например если вы приходите к коллеге домой, а у него ваши фотографии стоят на столике, наподобие алтаря. Это не то чтобы страшно. Это может быть страшно, это потенциально страшно, но пока не страшно. Пока что это "странно", но с некой потенциальной возможностью "страшности". По-американски: "creepy".

И вот когда в мозгу возникает семантическая ниша для какого-нибудь такого этакого слова, то мозг иногда ошибается и "заруливает" в неё несмотря на то, что в данный момент "включён" другой язык. И возникает конфуз.

Сказануть слово по-английски - это, конечно, не единственный способ оконфузиться. Например если вместо семантических английских рельс голова ошибочно встаёт на синтаксические английские рельсы, то получается нелепая калька. Например случайно говоришь что-нибудь вроде "Я не знаю если это даже возможно" (I don't know if it is even possible). Если сильно устать, то начинается это дело, увы. И приходится всё время быть начеку, чтобы не скатываться с литературной речи на суржик.
akoben

О добре и зле, по поводу текущих событий

Меня тут только что отфрендил один хороший, добрый и в общем-то спокойный человек за утверждение о том, что смотреть трансляции из Одессы - недушеполезно.

И поскольку это важное для меня утверждение, то я наверное повторю его ещё раз, вслух. В пяти развёрнутых тезисах.

1) На войне не бывает хорошей и плохой сторон. А есть вместо этого две плохие стороны, причём составленные из людей, которые прежде, всего несколько недель-месяцев назад, были вполне себе более-менее хорошими. Какой бы справедливой, освободительной, защитнической и свободолюбивой война ни казалось; каковы бы ни были её текущие геополитически-моральные интерпретации, обе стороны быстро скатываются ко злу, что ни делай. Даже если начинают благородно и цивилизованно. И, насколько я понимаю уроки прошлого, как правило, зло творится в примерно равных количествах; ну или по крайней мере в сравнимых. См. историю освободительной красной армии, изнасиловавшей пол-Европы. Что, заметьте, не делает её менее освободительной. Просто война - всегда безобразна. И примитивное правило "око за око", которое в мирное время работает как сдерживающая сила, в военное время приводит к эскалации, озверению, и всеобщему безумию.

2) Люди, однако, - отдельные люди - бывают воплощениями зла. В это не принято верить в наши дни, но как мозговед я, к сожалению, в курсе того, что примерно 1-5% населения потенциально готовы стать воплощениями зла, если представится случай. А некоторые (примерно 0.01%) создают эти случаи сами. В философском плане можно рассуждать о том, что это у них повреждение такое в голове, и, дескать, Господь задумал их хорошими, или они могли бы быть потенциально хорошими, но, вроде как, сломались. Это милое философское рассуждение, но на практике, увы, надо признать, что есть люди, которые объективно - злы. Плохи. См. Гитлер и его лучший друг Сталин. А также серийные убийцы и знатные чекисты / эсэсовцы.

3) Наш "моральный компас" основан на эмоциях, но эмоции работают "правильно", то есть морально, только если мы не бьём по компасу молотком. И, лёжа на диване, смотреть как людям вспарывают животы - вредно. Это недушеполезно не только в метафизическом, но и в сугубо психологическом, материальном смысле. В наше время, когда у каждого есть с собой фотоаппарат и видеокамера, нет недостатка в ужасающих, кровавых сценах. Но сцены эти сносят, ломают что-то в голове. Они одновременно притупляют наше чувство зла, чувство ужаса перед злом, и вызывают гневно-мстительные эмоции. Которые в каком-то смысле действуют как наркотик, и биологический, и экзистенциальный. Начинает казаться, что есть "плохие" и "хорошие", и что "хорошим" нужно собраться и дать всем "плохим". И мы становимся частью толпы.

4) Задача состоит в том, чтобы не потерять чувство ужаса перед безобразием, перед чистым злом. И не "окрылиться" праведным гневом. Задача в том, чтобы не дать ненависти и гневу перетечь из одной цели на другую.

Можно - и нужно - ненавидеть тех, кому выгодна война. Тех отдельных личностей, что стоят за этим.

Можно - и нужно - ненавидеть тех, кто продаётся этим силам, и направляет толпу в нужное русло, провоцируя, создавая "новостные поводы", стреляя по толпе, подначивая толпу на кровавые действия.

И можно - и нужно - ненавидеть войну как таковую. Ненавидеть "толпность", сам процесс превращения людей - в толпу, в стаю. Озверение.

Но нельзя ненавидеть людей в толпе (скажем, всех рыжих, всех франкоговорящих, всех, кто поддерживает КПРФ, или всех, кто на той стороне улицы). (Пожалуйста, проведите параллели с нынешней ситуацией сами - они могут быть разными в зависимости от вашей изначальной позиции). Нельзя ненавидеть людей в толпе, несмотря на то, что толпа творит безобразное и ужасное. Толпа состоит из людей, которые забыли, что они люди. Надо попытаться напомнить им об этом. Попытаться вывести их обратно.

И нельзя также ненавидеть "абстрактные образования" типа стран или партий. Можно ненавидеть идею, стоящую за образованием партии. Но нельзя ненавидеть "страну", "язык", "историю" или "религию". Это всё - совершенно случайные категории; кому где повезло родиться, и с кем повезло общаться. Ненавидеть "флаги" - неправильно; это разрушает человечность.

5) И вот именно поэтому, слишком увлекаться подробностями того, кто как кого убил - опасно. В психологическом и духовном смысле - опасно. Нельзя читать подробные рассказы о казнях, издевательствах и прочем. Эти сцены, шокирующие сцены, повторяются вновь и вновь, от зари человечества, сквозь тысячелетия. Те же костры, колы, виселицы, те же погромы и расправы. Люди, в целом, мало меняются. И в подавляющем большинстве случаев бессмысленно считать по бухгалтерским книгам, кто совершил больше зверств, в надежде выделить в каком-то конфликте "хороших" и "плохих". (А вернее, на практике, подтвердить свои изначальные симпатии, а потом обозвать рассуждения обратной стороны - клеветой). Это никому и ничем не поможет.

Если можешь что-то делать - сделай. Запишись в санитары, грубо говоря, что бы это ни значило. Попытайся защитить кого-нибудь от кого-нибудь. Если не чувствуешь себя героем, попробуй хоть чем-то помочь.

Но если не можешь ничего сделать - то хотя бы не становись на сторону зла. Не пытайся с дивана поддержать одну из сторон, какой бы она ни была. Не пытайся найти в войне - справедливость. Справедливости и в мирное-то время нет, куда уж искать её в войне. И постарайся не давать себе скатываться в истерику, гнев или "патриотизм". Единственно возможная реакция на войну для стороннего наблюдателя - это плач.

Да, впрочем, и для участвующего в войне, для защищающего свою семью. Пока в сердце есть подавленный плач и желание помочь и простить, есть хоть какая-то надежда. Пока даже оборона происходит "через силу", просто потому, что иначе нельзя. Но если человеку с оружием в руках начинает хотеться использовать это оружие; начинает казаться, что за ним - Правда, всё соскальзывает ко злу.


Это, конечно, глупо с моей стороны - даже пытаться рассуждать о войне. Что я знаю о ней! Кто я вообще такой. Но тем не менее. Простите уж за самонадеянность.
dwennimmen

Энциклопедия повседневности: Как в Штатах ищут работу профессора

Поскольку я в этом году впервые балуюсь поисками постоянной работы (пусть и не вполне сурьёзно пока), то чтобы повысить общее понимание вопроса среди населения, вот решил написать на эту тему образовательный пост.

Начинается всё с того, что институт, университет, или, допустим, колледж, решает, что им нужен новый профессор. Иногда потому что они растут, чаще потому что кто-нибудь уходит на пенсию, или происходит какая-то вялая реорганизация дисциплин. Нужен, стало быть, новый профессор, и надо его искать. Конечно, бывают и "междусобойчики", когда ситуация в каком-то смысле обратная: есть человек, которого хотят, и под него создают должность профессора, но, во-первых, это происходит гораздо реже, а во-вторых, думать об этом смысла никакого нет, потому что с нами, простыми людьми, такого точно никогда не произойдёт.

Ну и вот, допустим, университет решил, что нужен профессор. Где-нибудь в августе-месяце, стало быть, университет пишет объяву на какой-нибудь хороший сайт (чаще всего - на Science careers):
http://jobs.sciencecareers.org/searchjobs/?keywords=chemistry&widget=true&Search=Search+Jobs
В это объяве указывается, кого ищут, и в какой департамент (факультет), и всячески намекают на разные параметры будущего кандидата. Например, какие темы более привлекательны, или какие возможны сотрудничества, или обязательно ли чтобы у человека был опыт постдочества, или свеженький PhD тоже подойдёт, и всякое такое. Я, например, когда ищу, сразу отслеживаю, упомянут ли опыт финансирования (если да - то я не пройду конкурс), упомянуто ли учительство (если нет - то мне эта позиция не интересна), итд итп.

В ответ на объявление по всему миру постдоки начинают подготавливать пакеты документов. В пакет обычно входит cover letter (одна страничка текста, в которой очень коротко указано, почему мы, как кандидат, лучше всех, и чем мы уникальны, и отчего нас нужно нремедленно нанять); CV (это как резюме, только длинное и научное); research statement (это типа план грядущих исследований), и teaching statement (какова наша философия в учении, и какие курсы мы готовы и хотим учить). Тут возможны варианты. Некоторые места хотят 3 наиболее показательные публикации, некоторые - teaching portfolio (это вроде как обстоятельная похвальба о том, как и чему мы учили в прошлом). Упёртые и самые крутые исследовательские институты вообще не запрашивают teaching statement, потому что им на учёбы плевать. Колледжи, которые по рейтингу ниже где-то 80го места, не запрашивают наоборот research statement, потому что никакой особой науки там не предвидится: у них на неё нет ни денег, ни места, ни времени. Соответственно, пакет везде немножко разный, и даже по составу пакета можно кое-что понять об этом месте.

Стало быть, в сентябре где-то народ подаётся на эти самые работы. В наши дни на одно место присылают где-то 200-300 аппликаций, то есть дофига. Поэтому в престижных университетах специально обученные люди сидят и продираются через эти документы, и первое, что они делают - это т.н. "триаж" (triage). Идея в том, чтобы сразу выкинуть, даже не читая, как можно больше комплектов документов. Например подаётся химик на позицию биолога (и явно не написал в cover letter, почему это так) - в топку. Недостаточно публикаций - в топку. Крупный университет, а нет ни одной статьи в "гламурном журнале" (Science, Nature, Cell) - в топку. Опечатка в первом абзаце - в топку. Явно писали, что нужен опыт финансирования, а у человека нет такого опыта - в топку. Таким образом удаётся сразу сократить список где-то до 100 аппликаций.

На следующей стадии для всех, кто прошёл этот предварительный отсев, запрашиваются рекомендации. Человек, ищущий работу, должен заранее заручиться поддержкой 3х или 4х профессоров, которые бы написали этому человеку очень-очень хорошие рекомендательные письма. Письма эти конфиденциальны, т.е. сам аппликант не должен, по идее, знать, что в них (и обычно не знает). Хорошее письмо должно быть как минимум 2 страницы длиной, а лучше - 3 или 4, то есть много-много детальной, аргументированной хвалы. Идеальный набор профессоров - это начальник, у которого аппликант защищал PhD, начальник у которого делал postdoc, ещё один знакомый профессор, и какая-нибудь большая знаменитая шишка, который бы согласился написать пусть и короткое, но очень позитивное письмо. Всех этих 3-4х человек нужно уговорить аккуратно и своевременно высылать письма для каждой вакансии, на которую наш страждущий соискатель подаётся.

Пару недель спустя (как будут получены все рекомендации) в каждом университете специально обученные люди (а на деле - несколько измученных профессоров, которым выпало в этом году искать коллегу) садятся читать документы уже более-менее внимательно. Их цель - на основе этих документов отобрать человек 10-20 наиболее перспективных кандидатов. Остальным, стало быть, пишется отказ.

С этими 10-20 кандидатами созваниваются, в наши дни чаще всего по скайпу, т.е. в режиме видеоконференции, и задают несколько стандартных вопросов. Мол, а почему вы к нам хотите? А что вы умеете? А откуда вам знать, что вы к нам хорошо впишетесь в коллектив? А какие у вас планы на то и на сё. По результатам этих телефонно-скайповых интервью отбираются где-то 5 человек.

Этих пятерых (примерно) приглашают уже в гости, на кампус. Им оплачивают перелёт и проживание (одну ночь), и в течение двух дней их непрерывно мучают. Сначала прямо с самолёта ведут обедать, и смотрят, как они едят, и умеют ли говорить, и вежливо общаться, и вообще, приятный ли человек. Потом на следующий день заставляют читать формальную лекцию о своей работе и исследованиях, а также ещё одну менее формальную лекцию: в исследовательских институтах в качестве этой второй выступает бурная дискуссия о плане исследований на будущее и планах на выбивание финансирования, а в учебных колледжах обычно просят прочитать урок студентам. В промежутках между лекциями человека заводят на пол-часа к каждому из будущих потенциальных коллег, и они все беседуют. И к начальникам (ректору там, декану) - тоже ведут. И ещё на обед потом ведут опять. И потом отпускают уже с добром восвояси. То есть по сути дела это одно огромное интервью длиной в полтора дня, в течение которого оцениваются все параметры сразу: и хороший ли учёный, и хорошо ли объясняет, и убедительные ли планы на будущее, и есть ли учительский талант, и какой выйдет из этого кандидата коллега, и подготовился ли, разузнал ли заранее про колледж - всё подряд.

По окончании этой эпопеи они там у себя в колледже сходятся, делятся впечатлениями, и решают, кто из пяти - лучше всех. Потом сразу быстро звонят счастливчику, поздравляют, и опять зовут, чтобы приехать. И предлагают работу. На этой стадии происходит обсуждение условий контракта: сколько зарплата, и сколько дадут денег на обустройство лаборатории, и какие критерии окончательного трудоустройства после шести проверочных лет, и сколько учительской нагрузки, и в каких комитетах и комиссиях сидеть. Если кандидат очень крутой, то такой может и не согласиться. Тогда колледж начнёт спешно дёргать второго по списку. Ну и так далее.

Вот такая вот, товарищи, эпопея, этот самый поиск работы.
dwennimmen

Непененойка

Купил детям непененойку.

Как, вы не знаете, что это такое? А вот попробуйте угадать! Это хорошая вещь, полезная, у каждого ребёнка должна быть такая! Я вот только что своим купил. Там прямо на чеке написано, чёрным по белому, английскими буквами, внятно: "Непененойка, одна штука, 10 баксив".

Когда сделаете свои "мысленные ставки", щёлкайте по вот этой ссылке для отгадки.
dwennimmen

О Рождестве и Новом Годе

Накануне праздников многомудрый ТомасКранмер выдал два совершенно замечательных текста про динамику душевно-духовного взаимодействия Нового Года и Рождества. Вот этот:
http://thomas-cranmer.livejournal.com/110507.html
и в меньшей степени вот этот:
http://thomas-cranmer.livejournal.com/111593.html

А ещё раньше, пару лет назад, тоже, кажется, в ЖЖ, хотя может и нет, у нас произошёл небольшой диалог на ту же тему, когда я говорил "Ах, как жаль, что у нас Рождество и НГ идут в неправильном порядке - Рождество страдает, на него у народа сил не остаётся", а Томас ответствовал, что, мол, "И слава Богу - ведь в результате люди не лезут в него просто в силу привычки и желания покутить, а если уж празднуют - то по крайней мере отчасти сознательно". Я тогда этой мысли не вполне поверил, хотя принял к сведению. Но вот сейчас, понаблюдав два раза уже Рождество "западного образца" могу отчитаться:


Если коротко, то "русская модель" мне теперь кажется очень и очень предпочтительной. Вообще, я ужасный противник старого стиля – по-моему это просто глупо: все эти двойные даты, проблемы с Пасхалиями и так далее. Правда, зачем перешли на новый я тоже не понимаю – не легче разве было бы оставить всё как есть, и просто надписания праздников (даты) поменять? Но так или иначе, "обратный порядок" Рождества и Нового Года, что ныне имеет место в Русской церкви, – это, мне кажется, случайно найденный клад. Обычно несовпадение Рождеств используют как довод в пользу перехода на новый стиль, но по мне – так напротив, это нечаянная радость, ценность которой старостильники сами не вполне осознают.

Дело тут вот в чём. Обратный порядок, и наличие этого боевого, мощного, секулярного Нового Года, снимает кучу психологических, бытовых, политических, а вообще говоря и богословских проблем, с которыми мучаются американцы. Я просто опишу несколько из них списком, а вы сами попробуйте приложить каждую из них к "русской ситуации", и представить, вероятна ли подобная проблема в России, где "Ирония судьбы", салат оливье и здоровенный Дед Мороз со Снегурочкой:

1) Рождество в США – праздник потребления. Везде Рождественские скидки, Рождественские распродажи. Реклама изменяется на красно-бело-зелёную за месяц до праздника; за неделю до праздника магазины делают половину годовой выручки. Идут дискуссии на тему того, что "патриот малой родины должен перед Рождеством шоппиться в местных маленьких независимых магазинчиках, а не в сетевых гигантах / интернете" (я не хочу для процесса шоппинга использовать русское слово – нет подходящего русского слова для этого гадкого процесса). Ну так вот, а параллельно идут проповеди, и священники языки натирают до мозолей, что Рождество – не о потреблении, что оно наоборот, что Санта – это по идее аскетичный св. Николай, а не толстый пузатый обжора на санях, итд. итп. Однако никто их не слушает, да они и сами боятся обидеть народ – ведь это Главный Праздник. Дети, подарки, семья, святое.

2) При этом вовсе не все жители страны – христиане, но многие хотят праздновать что-нибудь, поэтому евреи выдумали себе Хануку (выдумали в том смысле, что вообще-то по их типикону это был всегда мелкий незначительный праздник, у них даже особых чтений в синагоге на него не положено. Ханука была выдвинута в качестве "альтернативы" Рождеству именно когда возникла проблема совместного проживания в глобальном обществе, в Штатах. И с тех пор стала заметным праздником, хотя изначально никогда им не была), чёрные – Kwanzaa, и так далее. Возникает вопрос: как поздравлять с праздниками? Магазины и мультикультуралисты немедленно переходят на универсальные поздравления вида "Счастливых зимних праздников"; фундаменталисты и прочий страстный народ немедленно переходит в атаку "Мы тут Рождество Христово празднуем, а не чёртичо! Это христианская страна, и мы обязаны отстоять своё право затариваться вещами и объедаться свининой в евангельском духе, а не абы как!!!" Президент Обама публикает "официальную президентскую открытку" с ёлочкой, горящим камином и спящей собачкой; безумные республиканцы тут же атакуют его, что, мол, "если на Рождественской открытке нет Патриотизма, Семейных Ценностей и Символов Христианства – то это ересь и отступничество" – в общем, полный бедлам. Все недовольны, все ругаются, у всех свои представления о том, как правильно праздновать.

3) При этом есть и зеркальный эффект: еврейские дети хотят ёлочку и Санту! Санта – универсальный детский миф, об этом все мультики, фильмы и рекламы; в детских садах все готовят "жратву для оленей" (смесь из овсяных хлопьев и пластмассовых блёсток), которую нужно оставить под ёлкой, как бы в обмен на подарок (Ха! Как вам такие языческие мотивы?). Еврейские дети хотят ёлку, и родители вынуждены им объяснять (попробуйте объяснить детям такое), что ёлка – это неправильный символ, потому что он – христианский. При этом все знают, что он не христианский. Но все думают, что он христианский. Поэтому еврей не хочет поставить ёлку – не потому что он против ёлки как таковой, а чтобы не подумали, что он – христианин. Сходная, хотя и не такая острая, ситуация с атеистами. Дети хотят ёлку, но ёлка – религиозный символ (!), поэтому страстный атеист ёлку ставить не может и не хочет. Он вместо ёлки смотрит с детьми фильм о глобальном потеплении, или ещё что-нибудь в таком духе. Видите, как они страдают, бедные, всего лишь оттого, что не знают о существовании Нового Года, Красной Звезды наверху, и салата оливье?

4) А в церковь на Рождество в итоге приходит меньше народу, чем на иное обычное воскресенье. Потому что Рождество – семейный праздник, иногда связанный с поездкой в какое-нибудь новое место, или к родителям и прочим родственникам. Надо посидеть в ресторане, или дома, за праздничным столом. Разве найдёшь тут время для похода в церковь? Многие находят, да, но, скажем, в Страстную Пятницу приходит больше народу. Потому что конфликта с "мирским праздником" нет.

Словом, я очень скучал тут как по секулярному стройному грозному Деду Морозу (который бы местного Санту одной левой бы заломал), так и по спокойному медитативному Рождеству, свободному от фейерверков, подарков, благодарностей, ресторанов, политики, магазинов, галстуков, распродаж и прочей суеты.
dwennimmen

Почему я сижу в Штатах и рассуждаю про Путина

В комментариях к предыдущей записи мне объяснили, что я встроился в западный мир, желаю России развала, и, запасшись попкорном, собираюсь наблюдать за её гибелью, как за голливудским блокбастером. Сильное сравнение! А поскольку я давно хотел уже прокомментировать мои взаимоотношения с Россией, то почему бы не воспользоваться этим несколько паранойяльным поводом, и не сделать это сейчас. Тем более что у меня картинка на этот счёт давно заготовлена.

Итак, тут возможны два вопроса. Во-первых, если я так люблю Россию, считаю её великой страной, весь из себя такой любитель средневековых городищ и знаменных распевов – то с какой стати я сижу в Штатах? И, во-вторых, если уж я в Штатах, и это мой сознательный, аргументированный выбор, – то зачем мне интересоваться Россией, обсуждать Навального, итд итп? Только по привычке, или есть и другие причины?

Collapse )
dwennimmen

Наказания

В школе дети спонтанно разговорились между собой на тему "Кого как наказывают". Выделилось 2 чётких слоя, которых наказывают одинаково. Во-первых, всех чёрных - лупят и колотят; это такой универсальный подход. А во-вторых, самых успешно-богатых детей тоже наказывают однотипно: когда они что-нибудь нашкодят, их ...

Collapse )
dwennimmen

Клятва

Да, вот ещё любопытный момент про американские школы. Вы наверное и не знаете, что каждый учебный день начинается с Клятвы? Причём такой клятвы, что немножко даже молитвы?

Каждый день, с самого утра, все дети встают и говорят:

"Я клянусь в верности флагу Соединенных Штатов Америки и республике, которую он символизирует, одной нации под Богом, неделимой, со свободой и справедливостью для всех." (Вики | Wiki)

Сойдёт за символ веры, правда? Произносить это должны все - и граждане, и зеленокарточники, и легальные, и нелегальные - все. Это к слову об интеграции. Были случаи, когда дети отказывались по разным причинам это произносить - и всегда был скандал, вплоть до ареста, хотя всякий раз вспоминали потом, что никаких законных оснований наказывать за непроизнесение этой штуки - нет. Но тем не менее.

Бог тоже упоминается - и это несмотря на формальное отделение школ от государства. Раньше причём не упоминался, но в 1950е - добавили (на английской вики есть эволюция формулы). Это использование Бога в американской клятве, честно говоря, производит на меня настолько странное впечатление, что начинаешь лучше понимать старообрядцев, утверждающих, что Исус и Иисус - это разные люди (или Иса против Иесус у православных арабов в своё время). Полное ощущение, что это какой-то другой Бог, американский. Специальный такой Бог - для Одной Нации; племенной бог, покровитель Алабамы и Оклахомы.

Попробовали бы в русской школе такое ввести. Это насчёт "клерикализма" и прочего ОПК.

Update: Милый скетч в тему: