Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

dwennimmen

Опять о гомофобии и христианстве (если скучно, то пропускайте смело)

По поводу давнишней заметки про "Христианское отношение к гомофобии" мне пришёл аккуратный и, для разнообразия, вежливый ответ в комментарии. А поскольку комментарии там скринились, то отвечу обстоятельно и публично. Скринились же потому, что я не хотел устраивать цензуру и прятать комментарии, в которых люди со мной несогласны, но и не хотел держать в своём журнале открытые оскорбления, богохульство и прочий мат. А решать, где кончается одно и начинается другое - у меня не было сил.

В этой записи, пожалуй, попробую оставить комментарии открытыми, но на выпады не буду реагировать. Посмотрим, впрочем, как пойдёт. Если что вдруг - закрою.

Итак, человек мне отвечает на моё былое занудство:

    Потому что в христианстве сильный всегда неправ, а слабый - прав. Христианство ориентировано на меньшинство и на личность, как альтернативу стаду, племени, народу, привычке и большинству. Христианство всегда, по умолчанию, встаёт на сторону слабого, даже если он, возможно, неправ.

    Это откуда такое в христианстве? Это заблуждение.

Откуда это в христианстве? Это сложно даже объяснить толком, потому что по мне - это в каком-то смысле корень, ядро христианства что ли, сухой остаток, сердце, какая-то самая глубинная сердцевина. В том, что это религия не силы, а слабости, вплоть до добровольного страдания. Религия, в которой Истина не грохочет с неба, не давит Иова авторитетом, мол "где ты был, когда Я творил Вселенную", а обнимает его, плачет вместе с ним, моет ему ноги, спит вместе на пепелище. В которой Истина приходит в образе наиболее униженном, наиболее "меньшинственном", если угодно, поскольку окончательная правда может быть сказана только снизу, только в полной свободе принятия или не принятия. Почти всё можно навязать. Но конечную правду - правду любви, прощения - можно донести до людей только если у них есть все возможности её отвергнуть. Только когда за ней не стоит решительно никакой силы. Стокгольмский синдром можно навязать сверху. Любовь - нет.

Мне кажется всё Евангелие - об этом. Нагорная проповедь - безусловно. Я даже цитировать не буду, Вы же сами наверняка наизусть помните и заповеди блаженства, и "Горе вам". Это о слабости.

Но похожим образом христианство удивительно личностно-центрировано. Это мелкая религия, очень локальная: она формально говорит о народе, о царстве, но все шаги к этому якобы "царству" - все какие-то маленькие. Все сплошь о ближнем, о брате, о лепте, вине на свадьбе, цветочках у дороги, о каких-то мелочах совершенных. Нет чтобы Храм Возрождать, или какой-нибудь Коммунизм Строить, или там, не знаю, Повышать Рождаемость и Родину Защищать. Даже в громких, казалось бы, провокационных заявлениях Исус всё время только и тем и занят, что выдёргивает человека из контекста, из окружения, из ожидаемого отношения к действительности. Мытарь? Залез на дерево, пошёл против гордости - значит есть надежда. Блудница? Но и человек, в то же время, значит есть надежда. Фарисей? Человек, обременённый хозяйством, покупкой волов, похоронными обрядами, чем там ещё угодно? Речь вновь и вновь идёт о том, что мы не определены контекстом, что мы, в конечном итоге, свободны пойти против контекста, против стереотипов, против большинства, против того, что другие люди от нас ожидают, если это противоречит правде.
Collapse )
dwennimmen

Фокус-покус

Ха! Знаете откуда, оказывается, взялось выражение "Фокус-покус"?

Подсказка: в Нидерландах (если верить Википедии) когда фокусы показывают, то говорят не просто "Hocus pocus", а ни много ни мало - "Hocus pocus filiokus".

Collapse )
akoben

Религия наоборот

Вообще, если задуматься, то каждая разработанная религиозная традиция неизбежно распадается на два "крыла" - на "высокую" религию, и на "народную". И эти две не столько друг в друга плавно переходят, сколько прямо противоположны. Первой вторую жалко, потому что вроде как тоже люди; и немножко лестно и приятно, потому что вроде как единоверцы; и ещё практически полезно, потому как свечки, сорокоусты и прочий прасад. Но вообще-то они противоположны по духу. Стержневая религия, по сути, всегда упирает на то, что всё - не так, как кажется. Всё иначе. А народная - что всё, в сущности, нишняк; всё в порядке, так и должно быть, только правила соблюди - и будет хорошо. И в этом противоречие.

Вот посмотрите на буддизм: хороший пример, контрастный. Стержень - в том, что ничего, что вокруг, - на самом деле нет, да и тебя самого нет, а если что и есть, - то лучше бы не было. А в быту - та же петрушка, благословение браков, молитвенные барабаны, палочки, иконы, песнопения. Ну казалось бы - куда уж дальше? Если ничего нет, а лишь одна кажимость, да и та - сплошь вред и отвлечение, то как можно использовать эту теорию для того чтобы увеличивать яйценоскость кур и успех начинаний? Это же противоречие, очевидное вопиющие противоречие, когда человек прикрывается именем Будды чтобы преумножить то, что отвлекает его от Пути! И однако же. И в индуизме - то же самое (с одной стороны - все брахман, с другой - кастовая система, индуистские террористы). В исламе - с одной стороны, велик Аллах, с другой - мелочные культурные предписания. Всё одно.

Так вот в христианстве, конечно же, та же история. Исус боролся, по большому счёту, против религии, за освобождение, за не-религию, не-обрядовость, не-упование на святость храма. Он не основывал новую религию, а призывал прежде всего не надеяться на рамки той единственной, к которой сам принадлежал. Ломал эти рамки. И вот - естественно - понадобилось всего около двух сотен лет (а вернее даже - несколько десятков лет после отмены гонений) чтобы религия, народная, всё-освящающая, всё покрывающая, вязкая, сладкая, - наросла поверх этого стержня, целиком (почти?) его проглотив. Но в этом нет ничего нового - со всеми так, что уж тут. Гаутама тоже в первую очередь против религии боролся. Это не проблема конкретного движения, а проблема людей в целом.

Тут ещё добавляет сложности тот факт, что пост-религиозный человек по сути дела, феноменологически, совпадает с пред-религиозным. Если юнош неофитствует, или батюшка византийствует, то им глубоко безразличны и права угнетённых, и лес у озера. Чтобы обратить на это внимание нужно или не принадлежать к религии, или уже пройти сквозь неё - дойти до состояния шмеманизации, осознать парадокс. Осознать, что нет смысла служить соборные молебны чтобы освятить все и вся, - потому что всё что нужно и так уже освящено. Имеет смысл работать, плакать иногда, и молиться благодарственно, - да впрочем и то в основном одному и молча. Это как, в Библии, сравнение 103 псалма с Экклезиастом. И там и там - прекрасные, поэтичные пейзажные зарисовки, только в одном - по сути дела пред-религиозные, а в другом - пост. Как и лилии полевые у Христа. А посередине - храм и убийства неверных. Религия как таковая; желание обладать тем, чем обладать нельзя; контролировать то, что контролю не подвластно.

И вот только возникла надежда, что христианство, отброшенное из своего доминирующего культурно-этнического положения, начало постигать эту свободу; начало находить свою истинную идентичность - свою сущность не-религии, анти-религии, отрицания, превышения, обобщения религии, - как случилась вот эта напасть. Подвернулись новые страны. Только среди пепла стали заметны какие-то алмазы, как подбросили новой соломы - африканской, русской, латиноамериканской. И запылало! И опять двадцать пять - старая песня - опять этнические церкви, националисты с крестом, опять страстные надежды переделать мир и себя, наказать грешников, опять непривитые дружбой с государством, не вакцинированные, католики хуту убивают своих тутси, православные сгоняют учителей на пятиминутку ненависти. А также - совершенно в том же направлении - фундаменталисты на юге США яро борются против медицинской помощи бедным.

Здесь то страшно, что затянется эта фаза, эта исламизация, этнификация христианства, и когда ей уже, в свою очередь, придёт конец, ссылаться на богословов пост-христианства из второй половины 20го века, окажется уже скучно и неприлично. Забудут о них. Был шанс - упустили - до свидания, следующий. Вместо того чтобы вспомнить свой дзен, свою неотмирность, необусловленность, парадоксальную, дерзкую универсальность - христианство уходит в душный кокон ритуальной чистоты. Отворачиваясь, естественно, от Христа при этом. От Того, кто благословлял пыльные дороги, весёлые свадьбы, безумцев в ремиссии, и рыдающих грешников. А храмы, профессионалов от веры и преподавателей ОПК - обличал, или, если чувствовал надежду, пытался задеть за живое. Разбудить, что ли. Как правило, впрочем, безуспешно - не стоит обольщаться.

Гонения опасны для истины, но торжество - куда опаснее. Гонения подобны физической травме. Самодовольная уверенность в своей правоте - раку, клеточным массам, жадным, метастазирующим. Такими темпами скоро непонятно будет, кого лечить, кого реформировать. Неоперабельным становится христианство, в величии своём. Мраморным и мощным, как храм царя Ирода.

В России, судя по ЖЖ, скоро стыдно будет говорить, что в церковь ходишь. В Штатах стыдновато, но терпимо. А в России - неловко ведь будет! Прям так и вижу как будут хорошие люди краснеть, гипервентилировать, махать руками, объяснять, что вот есть РПЦ, а есть истинная церковь - ну или константинопольский патриархат - ну или малые братства - ну или "мы-то сами ходим в такую хорошую церковь, знаете, у нас батюшка - он не разделяет..." А собеседник будет с улыбкой похлопывать по плечу, мол, ладно-ладно, не переживай так, развеж я не понимаю, - я же тоже крещёный, не собака чай. Но сознайся, приятно чувствовать себя хорошим, а других - плохими, верно? Я и сам _____ ненавижу (вписать штамп). Ладно, забудь. Я никому не скажу, не боись.

А может и не попустит Господь. Пошлёт нового Илию. Раз послал - может и ещё пошлёт. Это Христу только два раза приходить - а Илие можно и три раза, можно и больше. Нам ведь хотя бы маленького! Да хоть какого! А то ведь никакого нет.
dwennimmen

Об иудаизме, христианстве и язычестве

Мне почему-то кажется, что основная причина, по которой Исус не хотел слишком сильно возиться с не-евреями, состоит в том, что Он очень старался не искушать апостолов. Ведь они, при всём уважении, были верующие и конфессионально ангажированные люди. С самаритянкой и сирофиникиянкой – и то сколько объяснений понадобилось, сколько аргументации, и всё равно без непонимания не обошлось.

А пришли бы к Нему, допустим, те же маги (зороастрийцы), – те самые, что когда-то подарки приносили. Или платоники. Или египтяне, из тех, с кем Он в детстве на улице играл. И Он бы начал им объяснять, в доступных категориях, свою добрую весть (Нагорную проповедь, например, или беседу с Никодимом). Апостолам, а уж тем более остальным прочим сочувствующим, боюсь, тяжело было бы это вынести; невозможно даже. Помните, какой из-за колосьев и коврика в субботу получился сыр-бор? А тут среди слушающих оказались бы люди с совсем другой предысторией, с другими базовыми установками, и при этом Исус говорил бы с ними так же, как Он говорил с Петром и Иоанном, то есть на понятном им богословском языке, и не требуя от них предварительного обращения в иудаизм. Наверное, если бы до этого дошло, никто бы в Галилее Его и воспринимать серьёзно не стал. Даже шанса для проповеди не осталось бы – мигом записали бы в язычники, то есть в недостойные даже бытового общения, – как Александр Дворкин кришнаитов, – и дело с концом. Вот Исус и избегал так старательно всякого искушения. Это как с исцелениями: он ведь знал, что если вдруг столкнётся к группой жаждущих, ищущих истины людей, то не сможет им отказать, невзирая на их конфессиональную принадлежность, как он не мог отказать больным и калекам. И не успеет тогда, просто физически, сделать то, что Ему нужно было сделать. Вот и приходилось Ему бегать от толпы, то пешком, то по воде. Но вовсе не потому, что на иудаизме свет клином сошёлся.

Я не к тому, что иудаизм, как в его древней, так и в нынешней форме, – это плохо. Очень даже хорошо! И тот, который сам по себе, и тот, который по-прежнему сидит внутри христианства, перекорёженный до неузнаваемости на европейский вкус, – это всё ценно и здорово. Но если возможно не-византийское православие, то почему бы не существовать и и не-основанному-на-иудаизме христианству? Почему бы и нет? Рамаяна вместо книги Царств, Дхаммападда вместо книги Притч, Конфуций за Экклезиста, Прометей за Каина и Авеля. Неужели замены получатся не равноценные? И там и там – чудесные истории, мудрые слова, тонкие аллегории, пророки, которые многое прозревают, но не лишены при этом определённых идеологических недочётов. Ветхий Завет всё равно будет необходим, конечно, – просто потому, что Евангелия написаны в его контексте (а также и в контексте массы второ- и неканонической межзаветной литературы). Но одно дело – знать, чтобы понимать, а другое дело – принимать и насильно интерпретировать. С таким же успехом в новом ключе можно переосмыслять и другие писания.

В истории христианства, мне кажется, произошло в своё время несколько неосознанных подмен. Да, Исус был иудеем, – то есть «выбрал» этот народ и эту традицию для воплощения, а потом и для проповеди. Это важно, ценно, и даже в какой-то мере объяснимо. Но довольно быстро те же апостолы поняли, что становиться иудеем, чтобы стать христианином – не обязательно. Важно принять Христа. И христианство одно время ведь начало даже распространяться «горизонтальным переносом», на последователей других религий. Но необходимость тянуть за собой Ветхий Завет, как словарь, как единственный способ понять Евангелия, события, цитаты, отсылки и внутреннюю полемику, постепенно втягивало новых христиан в иудейский контекст. Христос ни разу не призывал отбивать носы Афинам и Меркуриям. Но поскольку Его рядом уже не было, народ, как обычно, пал жертвой простой логики: раз Он формально принадлежал к вере Х, а основной текст веры Х требует разрушения идолов – то значит нужно отбивать. Хотя ведь казалось бы...

Это как с языком у эмигрантов – лишь немногие семьи умудряются удержать у детей два языка: не потому, что один хуже, а другой лучше, а просто потому, что, чисто практически, большинство людей не чувствует себя комфортно с двумя языками – начинают склеивать в пиджин, суржик, трасянку, брайтонско-креольский диалект, путаться. Чтобы говорить свободно на двух языках – нужен определённый талант, и очень много старания, увы. Так вот и с религией. Чтобы понимать Евангелия необходимо понять Ветхий Завет, но понять одновременно и Ветхий Завет, и веру отцов, какой бы она ни была, – очень непросто. И вместо того чтобы свободно со-существовать, религии смешиваются в теологический суржик. Где в легализм, где в философские построения, где в преизобилие святых родников и могилок на разные случаи жизни... Неужто Исус, увидь Он эти «культурные химеры», обрадовался бы им больше, чем финикиянке, самаритянке, римскому сотнику, египетскому евнуху, магам, галатам, македонцам, а также деревенским дурачкам и маленьким детям – то есть всем тем, которые, по разным причинам, не были знатоками книги Бытия, и не знали наизусть 10 заповедей? Сдаётся мне, Он скорее предпочёл бы того, кто, не оставляя своей религиозной традиции, принимает Его слово целиком, чем того, кто принимает лишь десятую часть Его слов, заполняя остальное по вкусу любимыми политическими программами, сексуальными фобиями и культурными стереотипами, – но зато ещё сверху докладывает немного Ветхого Завета, в нагрузку (то вот место, где про избранный народ, и ещё те псалмы, где поётся, что надо всем хорошим собраться, и проучить всех плохих).

А наше нынешнее отношение трудно назвать иначе, как только лицемерным. Взять вот хотя бы канон Кресту (что или сейчас поётся, или только что пелся, в зависимости от календаря): в пределах одного текста хорошо заметны два очень разных высказывания о ветхозаветной истории Израиля. Сначала выясняется, что когда Моисей заставил море сомкнуться над египтянами, то он его перекрестил жезлом – и таким образом это знак Креста совершил чудо, а чудо знаменовало собой Крест. Уже сама мысль, что крест эффективен в качестве оружия массового поражения мне представляется богословски любопытной и знаменательной, но не будем об этом, – это отдельная тема. Запомним только, что, оказывается, чудеса Ветхого Завета – это чудеса христианские. Но буквально пару песней спустя мы слышим, что только благодаря Кресту «прежде бесплодная церковь процвела и заплодоносила». Отлично получается! То есть мы берём из Ветхого Завета всё что нам нравится, и объявляем это «тайным христианством», но при этом настаиваем на принципиальной ущербности всех праведников и пророков Израиля, не засчитывая их в качестве достойных плодов и членов церкви. Это как детей делить: мол, всё хорошее в них – от меня, а всё плохое – от мужа. Ну не лицемерие ли?

Одно дело – историческое развитие. Другое дело – изучение источников. А совсем третье – утверждать, что есть только один священный язык – идёт ли речь о лингвистике, теологии, живописи или музыке. Особливо когда язык этот – давно уже не тот, что был прежде, а нечто тридцать раз реформированное. Но записанное теми же буквами. Только в новой, более понятной, гарнитуре. И ещё в другую сторону (чтобы привычнее читать); с контекстной заменой некоторых устаревших слов; подправленной грамматикой; ну и так кое-где по мелочи. Что выдаётся, однако, за приверженность традиции.

Так что если вам буддист говорит, что ему понравилась Нагорная Проповедь, или мусульманин что-то от себя такое толкует, что подозрительно совпадает с позицией Христа по этому вопросу... Или атеист утверждает, что “Jesus was OK”... Может быть это оно и есть? Другое христианство? Нужно ли вообще требовать чего-то большего? Стал бы сам Христос требовать?


PS. Музыкальные курьёзы: ведический распев, который я, не зная языка, не могу воспринимать иначе чем "Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессметный помилуй нас".
http://www.youtube.com/watch?v=DCLJBd_GdMs#t=3m40s
Уж не говоря о том, что многие тексты поддаются христианской интерпретации с удивительной лёгкостью. Скажем, вот этот распев:
http://www.youtube.com/watch?v=qyaXCrvo2n8
Вполне можно понимать как Паламизм. "Проекция полноты - также полна. Часть совершенного - также совершенна". Плохо что ли? Ну это так только, для примера.
dwennimmen

В Штатах трудно быть религиозным

В Штатах трудно быть религиозным. И главная причина тому - что все вокруг религиозные.

Это парадокс такой. В Советской России, насколько я могу судить, хороший, умный человек "как правило" (т.е. с довольно большой вероятностью) был верующим, или, по крайней мере, интересовался религией. В первую очередь потому, наверное, что её запрещали - и хотя бы назло хотелось раздобыть книжку и прочесть Евангелия. А как только выяснялось, что Евангелия - в общем-то написаны о чём-то хорошем; о добре, о свободе, о правильных и живых вещах, - тут уж хороший, добрый человек "по построению" вынужден был относиться к этой книжке с симпатией. Не обязательно «со свечкой стоять», но уж по крайней мере с культурной симпатией. Аллюзии в стихи вставлять и всё такое. Потому что блаженны ищущие.

Тут же, в Штатах, похоже, хороший и умный человек - скорее всего - окажется атеистом. Не потому, что тут продают другие Евангелия, а потому что фон другой. Я попробую изложить, в чём этот фон состоит, хотя это довольно трудно формализуемо.

Для начала: все кругом религиозные. Это просто ужас какой-то. Все верующие, у всех постоянно Бог на языке. А при здешнем напоре и самоуверенности сводится это к тому, что все прекрасно знают, что хочет Бог, чего именно он требует; кого поддерживает, а кого осуждает. Мне всегда казалось, что самое прекрасное, самое достойное в религии – это предельные вопросы; сложные, экзистенциальные, философские, предельные вопросы. Попытка заглянуть за кажимость, в суть вещей; остановиться, задуматься, понять, почувствовать, увидеть. Так вот тут у большинства населения нет никаких вопросов, но зато - и в этом крупное отличие от Европы в целом, и России в частности, - у всех есть куча готовых ответов! Каждый знает – и знает наверняка и лучше всех – чего хочет Бог! И это ужасно надоедает. Это вечное “God bless America!” в конце каждого публичного выступления _любого_ политика (совершенно независимо от того, говорил ли он о необходимости помогать бедным, или о необходимости отнять что-нибудь у бедных; продолжать войну или закончить её – это неважно. Всё равно без “God bless America!” не обойдётся). Есть тут такое понятие – Jesus argument (как антипод известного в сетевых кругах Hitler argument) – вроде как «кто первый в споре помянет Исуса». Кто первый сумел за уши притянуть имя Jesus к поддержке своего мнения – тот всё, считай наполовину выиграл спор. Тузом сходил, нечем крыть. Это не везде работает, конечно, но в политических, например, спорах, где-нибудь на телевидении – только так.

И при этом, что интересно, религиозность (на мой фанатичный взгляд) совершенно никак не коррелирует со взглядами! Вот просто никак; она идёт в довесок, поверх уже готовой системы ценностей, как некий лак, делающий человек «гладким и гармоничным», знающим о мире всё и неуязвимым для критики. Человеком, для которого в мире нет никаких неожиданностей. Кто у нас самый религиозный в Америке? Республиканцы, конечно! То есть те ребята, что ратуют за смертную казнь, за огнестрельное оружие, но против медицины для бедных, против перераспределения доходов от самых богатых к менее богатым... То есть у них в головах – в головах у населения в целом – эти две картинки – сладкий Христос с бородой – и представления типа «каждый умирает в одиночку», «неудачники не заслуживают сочувствия» и так далее – никак не противоречат друг-другу, а прекрасно уживаются. Более того, не просто уживаются, а воспринимаются как синонимичные! Республиканец = христианин. Знаешь Библию наизусть = республиканец. Впрочем, не в республиканцах или демократах как таковых дело: в целом, в масштабах страны посещение церкви никак не мешает ни безудержному потреблению, ни сладким мечтам о карьеризме-по-головам, как вершине возможного успеха. Напротив даже, помогает, похоже! Ну и, раз уж речь зашла о лицемерии, вот этот график также очень мил:
http://www.calamitiesofnature.com/archive/?c=550

Ещё один интересный факт, проливающий некоторый свет на роль церкви в здешнем обществе: дети на службе. Их довольно много, и возрастная структура прихода такова: младенцы, детки побольше, ещё побольше, потом – бац – провал. Подростков нет, и студентов тоже почти нет. Но, в отличие от русских церквей, следующий возрастной слой – это не бабушки и дедушки, а молодые родители! То есть с точки зрения экологии прихода (и психологии прихожан) выглядит это так: родители всегда таскают детей с собой на службу, поскольку «очень важно сызмальства приучаться к правильным ценностям, к добру, справедливости». Дети терпят, сидят, маются, играют в игровых комнатах, если таковые есть, но в какой-то момент достигают «возраста несогласия», восстают и отказываются ходить в церковь. Потом они, славненько тусят в школе (средний возраст начала сексуальной жизни – 17 лет; см. Википедию), возможно, в колледже, наслаждаются жизнью, в ус не дуют, ищут работу, заводят семью – и тут вдруг осознают: «блин, надо ведь учить детей правильным ценностям!». Берут своих чад – и снова начинают ходить в церковь. И ходят в туда – во многом – ради детей – я это прямым текстом слышал несколько раз! И всё повторяется, круг замкнулся! То есть церковь для многих является обязательной частью жизненного пейзажа, знаете, как женятся они ведь тут не в ЗАГСах, а в церквях. Но это вечное начало, вечная «инвестиция», которая почему-то, однако, никогда не приносит плода.

Но ладно, довольно уж мне обобщать. Поговорим лучше о цветущей сложности, о конфессиональном разнообразии. Тут тоже мило. Более всех процветают фундаменталисты и харизматики – те, что в наиболее полной и концентрированной форме представляют описанные выше аспекты веры – «Веру в успех» (все неудачники – грешники), «веру в потребление» (Господь сотворил Землю, чтобы мы её использовали всю до конца, а экология – ересь, потому что скоро Страшный Суд), а также «веру в правильность своего мнения». Очень популярны комиксы вот такого типа (я их регулярно на тротуарах вижу, оброненные):
http://www.chick.com/reading/tracts/0074/0074_01.asp
Краткое содержание: причастие – это Аццкая Печенька, специально придуманная Сатаной, чтобы всех обмануть и убить. И там таких – десятки, если не сотни. Или другая зарисовка – недавно на благотворительной акции стояла женщина (не помогала организаторам, а просто стояла рядом) – и раздавала брошюрки с надписью «АД». При ближайшем рассмотрении оказалось, что называются они «как не попасть в...» (мелкими буквами сверху) «АД» (огромными по центру). Очень показательно. Это, конечно, «фундаментальные» протестанты, которых специально называют так, чтобы отличить их от mainstream, то есть «обычных» протестантов. Штука, однако, в том, что в наши дни харизматики – это как раз уже самый настоящий мэйнстрим, тогда как «обычные» протестанты (типа лютеран или «баптистов старой закалки») постепенно вымирают.

Как поживают другие конфессии? Ну, с армянами, коптами и прочими православными всё ясно – это, нужно признать, в первую очередь этнические клубы, а уж потом церкви. Милые, славные, в которых, когда выпадет свободная минутка (то есть во время проповеди), люди вежливо наклоняются друг к другу, справляясь о здоровье жены сына троюродного дяди. Католические приходы делятся, условно говоря, на сходные по настроению «этнические» (испано-, и, реже, португало-язычные), и на «старые», преимущественно англоязычные, паства которых выглядит в целом весьма привлекательно, но, похоже, стремительно стареет. Основная проблема католиков в том, что с сексуальной жизнью священников творится (или творилось?) что-то жуткое и невообразимое, и поскольку это получило очень широкую огласкую, для очень значительной части населения, похоже, первая ассоциация теперь «католик = педофил». Ну и ещё есть милые моему сердцу либералы разных мастей – епископалы, конгрегационалисты, универсалисты, унитарианцы, квакеры. Их общая черта – стремительное (гораздо более быстрое, чем в большинстве других конфессий) старение и сокращение паствы. Настолько стремительное, что они пробуют все методы – как одержимые помогают бедным, концерты всякие устраивают, кружки буддистской медитации, вешают рекламу по всему городу, но, похоже, без особого успеха. Просто «Евангелие» не слишком-то востребовано. Вот «все умрут, а я останусь» - это да, это приятно.

Словом, если уж в нашем – северном, восточном, демократическом и весьма «прогрессивном» (как тут говорят) штате, мир представляется таким – то я даже подумать боюсь, каково оно в Техасе! И поэтому к здешним атеистам быстро начинаешь чувствовать горячее расположение. Хочется подбежать и руку пожать. Потому что если кто напоминает тут о морали, о нравственности, о вечных ценностях, о важности чужой жизни, чужого выбора, чужой свободы, об уважении, о человеческом достоинстве, об альтернативе потреблению, об ответственности перед детьми, о ценности и красоте жизни вообще - то это в первую очередь атеисты. Атеисты-активисты, из тех, что в детстве ходили в церковь, и знают церковную жизнь непонаслышке, но потом порвали с ней и расплевались в пух и прах. Такая вот странная на русский взгляд ситуация.
dwennimmen

(no subject)

Начал я тут было писать "Ответ Биологу Алексею Кондрашову, или Почему Я Православный", но где-то на середине устал. Большая часть его вопросов - странным образом не биологическая, а скорее гуманитарная. Один только вопрос о противостоянии Старого и Нового Заветов чего стоит - это ведь в самом деле важнейший вопрос! "Маркиониты против жидовствующих - 2000 лет противостояния!"

Вот ещё пара хороших ссылок, частично по теме:
http://ailoyros.livejournal.com/819519.html
http://anchoret-lander.livejournal.com/216662.html

А о Старом и Новом Завете в комментариях к прошлому посту вышла очень занятная дискуссия, из которой я - не могу удержаться - ниже привожу обширные выдержки. Я, честно говоря, всякий раз удивляюсь, когда обнаруживаю, что люди могут принимать ужасы Ветхого Завета как должное, не отрицая их, - настолько это для меня ни с чем не вяжется. А вот ведь - оказывается - могут очень даже =) Мы тут недавно спорили с одним дядькой в антиохийской церкви по поводу псалмов - мол, что нужно думать про себя, когда читаешь в церквии о разбиении младенцев о камень. Я утверждал, что нужно 1) вспоминать, как ужасно быть человеком, не принявшем Христа, который искренне может хотеть разбить младенцев о камень, 2) или же понимать младенцев как свежие грехи в собственной душе. Он же спорил со мной, - и когда мы немного разговорились - выяснилось, что он вообще не предполагает, что нужно "интернализовать" псалмы при их чтении в церкви. Мол - прочёл и прочёл - нужно значит нужно. Т.е. это не молитва как бы, а так - красивое действие. Тут я дальше уже не знал, как спорить, потому что у меня какие-то аксиомы затрещали и аргументы кончились, так что спор иссяк.

Итак, из прошлого поста несколько комментариев:

Б (buyaner): Просто так и тянет задаться вопросом: а может, ну его, этого Илию, нафиг? Почему он или какой-нибудь полевой командир вроде Иисуса Навина должен быть - пусть даже не прямым руководством к действию ("мы за три тысячи лет несколько изменились и т. д."), но - источником вероучения? Я ведь не могу, оставаясь в лоне Церкви, сказать, что меня воротит от Ветхого Завета. Вернее, я-то могу, но это, мягко говоря, нетипично. И, на мой взгляд, простая констатация того непреложного факта (не составляющего, кстати, большой проблемы и для атеиста), что Новый Завет человечнее Ветхого, ничего не даёт в плане понимания того, зачем, вообще, при наличии первого нужен второй. Или, иными словами, почему второй (и только он!) составляет необходимую предпосылку первого. Но, даже разобравшись с этим вопросом, мы окажемся перед следующим: что со всем этим наследием делать? Две тысячи лет Церковь холила его и лелеяла, гневно порицая маркионитов и прочих гностиков, испытывавших при чтении эпизодов вроде упомянутого Вами те же эмоции, что и мы - несмотря на разницу в без малого два тысячелетия. Вызывающее у Вас иронию аллегорическое толкование их также не устраивало.

А: Маркиониты, насколько я понимаю, пытались вообще выкинуть это дело. Но мэйнстрим-церковь не позволила, ибо пыталась хотя бы быть честной. К Евангелиям ведь тоже на удивление мало чего дописали. Мало-мало есть моментов, где не удержались - тут троичности подбавили, тут пост упомянули, но весь этот мелочный апостольский позор не стали убирать. Пётр остался изменником, сам на себя анафему наложившим. Об этом thomas_cranmer замечательно писал в комментариях буквально пару дней назад:

Вот, получите: самая труёво-мега-истинно-православная-супер-Церковь, Бог в серединке собственной персоной сидит, лишних людей нет, бабок нет, свечек нет, и даже нет владык и платных крестин. И что, рай? Хрена вам! "Господи, когда Ты придешь во славе, можно мы сядем справа от Тебя? Господи, а давай вон тех грешников молниями убьем? Господи, а скоро Ты устрояешь царство израилево? Господи, Ты тут мольнись уже без нас, а то спать охота..."

Зачем это оставили? Да затем же, зачем Илию с Исусом Навином. За тем же, зачем Вы пишите о всём этом арабо-израильском-сербо-хорватском-тутси-хуту кошмаре. Чтобы помнили! Чтобы расслабиться не дать!! Чтобы не возникло иллюзии, что с именем Господним на устах сразу автоматически становишься хорошим человеком!!! Как был (а)социальное животное - так и есть. И только мучительно, мучительно, мучительно - по капле - и всё такое - неимоверным усилием, человеку невозможным...

Б: Если бы Церковь просто хранила память о ветхозаветной эпохе как напоминание о том, что без непосредственного участия Бога в человеческих делах люди неизбежно погрязнут в гнусности, был бы совсем иной разговор. Но ведь это совершенно не так! Все наиболее кровавые ветхозаветные эпизоды сводятся к тому, как свыше было предписано изничтожить население какого-нибудь города, включая животных, или перебить отпавших в язычество и соблазнившихся языческими женщинами соплеменников. Когда Пётр отрекается, или ученики спорят о первенстве, это не выдаётся за добродетель, пусть и "устаревшую". Когда Йегу убивает мидианитку копьём в живот, это - исполнение заповеди, отвращающее от народа Божий гнев. И подобные эпизоды никогда не были переосмыслены, то есть богодухновенность как самого источника, так и его оценок, никогда не ставилась под сомнение. Иными словами, дело не в самой жестокости описанных в Ветхом Завете людей и событий, а в том, что они освящены высшим авторитетом, который мы, как христиане, обязаны отождествлять с Тем, Кого почитаем Богом.

А: Я не уверен, что они "не были переосмыслены", "не ставились под сомнение", и что мы "обязаны" отождествить. Мне кажется, отчасти они начинают переосмысляться уже в пределах Ветхого Завета (в пророческих книгах). Позже Исус неявно высказывается о переосмыслении, а Павел называет Ветхий Завет педагогом (т.е., по изначальному смыслу слова, нянечкой, детской сиделкой - не учителем даже, а неким персонажем из ясельно-детсадовского этапа воспитания). Да, потом какое-то время умные дядьки старались эти истории прятать за аллегориями вместо того, чтобы идти на конфронтацию, но ведь мотив этого "аллегорического прочтения" - примерно тот же! Неприятие буквального смысла!

Ну и вообще, в целом, говорить "никогда не были", как будто бы это дело решённое - мне кажется странным. Возможно, у каждой эпохи своё предназначение. Одним пришлось наглядно проиллюстрировать, насколько ужасно быть государственной церковью. У других - другие задачи. Возможно есть вопрос, до сих пор не разрешённый, до которого вот только сейчас наконец-то у нас дошли руки?

Т (tanika_ru): В Библии не сам Иисус Навин так решил, это ПРИКАЗАЛ ему Яхве, и именно за отказ убить всех, евреи были наказываемы, если не ошибаюсь и Саул впал в немилость за это (и, конечно, за самовольное священничество), и помазан тайно Давид. А теперь вернемся к догматике. То Лицо, которое говорило к Навину, и то Лицо, которое говорило нагорную проповедь - это одно и то же Лицо. (В Ветхом Завете НЕ Отец говорит, см. святых отцов, литургические тексты и т.д.) Вот и получается вопрос, Где Бог-Логос ошибался? Давая ветхозаветный закон с побиением камнями,сожжением и другими малопривлекательными на наш благодушный современный взгляд вещами, или давая нагорную проповедь?

А: Да не одно и то же Лицо это =) Есть более-менее исторические биографии человека по имени Исус (ну или как это по арамейски будет), которые почти не подвергались правке с момента своего написания. Есть же гораздо более древние правленые-переправленые книги, составленные из тысяч кусков, подвергавшиеся идеологической чистке итд. Так что приравнивать эти два свидетельства - это не только богословски нехорошо, это просто наивно. Можно по-разному расставлять акценты, мол, где кончается педагогика (когда ребёнку не говорят "следуй за Христом", а говорят лишь "поделись с Таней конфеткой"), и начинается человеческая ошибка. Но приравнивать эти тексты по их ценности - это как раз и есть, в каком-то смысле, та самая ересь, против которой Вы только что так яростно выступали =)

"Благодушным" современный взгляд нисколько не является - перечитайте свой пост, и осознайте, насколько больше людей согласятся с Вами, чем с "подставлением другой щеки" из Евангелия. Нынешний взгляд ближе к Евангелию, чем карфагенский или древне-иудейский - и в этом заслуга христианства, мне кажется, несомненная. Но, всё же, это по-прежнему взгляд очень человеческий. Не Божественный почти нисколечки.

Т: Что я вижу, когда читаю Ветхий Завет? Великую и трагическую историю еврейского народа, возросшего от одного праведного старца под опекой Господа, давшего им строгий Закон, и строго каравший за отступление от Закона. Суровый Закон был необходим, как была необходима и изоляция от соседей, практикующих человеческие жертвоприношения, инцесты, проимскуитет, колдовство, волхование, демонологию. Потому что это смертельная радиация для народного духа, что опять же и видно из Библии, как неоднократно евреи соблазнялись некоторыми обычаями соседних народов, некогда оставленных ими в живых. А народ должен был получить довольно сильный иммунитет от всех этих мерзостей, чтобы во-первых родилась Дева (в Содоме Дева бы не родилась), во-вторых, чтобы нравственный дух народа возрос настолько, что слова Христа, слова нагорной проповеди поняли и услышали.

А: Вы хорошо написали, и в целом я с Вами на этот раз почти согласен. Действительно, люди настолько ужасны, что, возможно, иначе и нельзя было. Просто слова, которыми я бы это излагал, подобрались бы, наверное, немножко другие. Вы пишете что "Богу пришлось попросить их убить всех вокруг, потому что иначе нельзя было". Я бы сказал, что "Они поняли своего Бога, как если бы он просил убивать всех вокруг, - потому что на большее просто не были способны". Это почти одно и то же, но, всё же, чуть-чуть разное - в очень важном в моральном и философском плане отношении.

Библия не написана Богом. Библия написана людьми о Боге, по поводу Бога, иногда в Боге, так сказать. Разными людьми, в разное время. Поэтому хотя эта книга многое говорит нам о Боге - она говорит нам не меньше и о людях. О людях вообще, и о людях сколько-то тысяч лет назад в частности. Причём поскольку писалась она долго - то и некий "градиент" в ней совсем нетрудно усмотреть - от книг Царей - через Бытие - книги премудрости - и вплоть до пророков.

Когда Господь говорит Моисею: "Слушай, ну их нафиг. Я их сейчас испепелю, потому что достали. Легче новых налепить", а Моисей отвечает: "Что ты что ты, не надо! Под мою ответственность, дай им ещё шанс!". Либо Бог тут злее Моисея, либо, всё же, нужно понимать Библию в целом чуть более интегрально, чуть менее буквально и аналитически. Знаете, это как некоторые протестантские издания Библии дают слова Исуса красным шрифтом, потому что, мол, прямая речь гораздо важнее того, что вокруг неё. Да ничего подобного! Даже Евангелия - это в том числе и притчи - прожитые притчи, не придуманные притчи, но всё же поддающиеся интерпретации только в целом, в контексте. В отношении Ветхого Завета это верно в ещё большей степени.

А то вот ещё есть такой текст:
http://simoneweil.ru/Articles/besedassimoneweil.pdf
Симона тут начинает с того, что прямо утверждает:
Если мы возьмем момент истории, предшествующий явлению Христа и достаточно удаленный от него (например, на пять веков), и рассмотрим его вне связи с последующим, то в этот момент Израиль имеет меньшую часть в Боге и в божественных истинах, чем многие из окружающих народов (Индия, Египет, Греция, Китай). Ибо существенная истина о Боге заключается в том, что Он благ. Верить, что Бог может предписать людям страшно несправедливые и жестокие поступки, есть самая большая ошибка, которую можно допустить по отношению к Нему.

Б: Вы знаете, в чём ещё дело: ну не могу я понять, как Любовь сочетается с повелением истребить младенцев, чтобы извести грех жертвоприношения младенцев же Молоху или Ваалу. Чем, спрашивается, Молох хуже? И чем ханаанеи хуже евреев? Тем, что убивали своих детей, а те - чужих? Важнее другое - те и другие делали это ad maiorem Dei gloriam. Для меня бог, требующий убийства беззащитных - не Бог. Я это понял, как только прочёл соответствующее место Библии - а было мне тогда семь лет. Если взрослого всегда можно заподозрить в привнесении всякой мути, то восприятие ребёнка - основано на непредвзятой совести. Помню, что меня тогда охватило чувство, близкое, простите, к гадливости. И с тех пор мало что изменилось в этом отношении.

А: Моя логика - в том, что Библия отражает не "адаптацию Бога к дебильному человеку", а "видение Бога дебильным человеком". Мама говорит: не надо ковырять в носу. Мальчик идёт и лупит совочком со всей силы по сестрёнке, когда та ковыряет в носу. Мама виновата? Мальчик виноват! Но мальчик хорош тем, что честно это записывал. А когда вырос и понял, что поступал гадко, не стал удалять журнал и тереть старые записи, а честно сохранил всё. В назидание самому себе. И потомкам.

Почему Господь выбрал такой страстный народ для взращения? Почему не более изысканных египтян, допустим? Бог весть. Почему цивилизацию построили похотливые голые приматы, а не интеллигентные добрые моногамные олени? Бог весть. Возможно, в этом есть какая-то объективная логика.

Б: Мальчик не понял, что поступал гадко, он решил, что во взрослом возрасте делать этого уже не стоит, но время от времени (по особо торжественным случаям) предаётся умиленным воспоминаниям о том, как бил сестру лопаткой. Правда, брата, который, хотя никого и не бьёт сам, но полагает, что делать это следует в любом возрасте (жаль, у него руки коротки), он порицает, но совсем не за это.
dwennimmen

О творении (и паки о мозгах)

Когда садовник втыкает в землю нечто маленькое и белое, а потом говорит "Ну, кабачками я себя на осень обеспечил" – ведь он же правду говорит. Или мы будем "из принципа" утверждать, что кабачки произведены на свет лианой, а садовник к ним отношения не имеет?

Ну да, физика. Ну да, законы там всякие, Вселенная – БУХ – расширяется, свои же уравнения сама собой решает. Ну и что? Нам это жить что ли мешает, что в нас внутри, в животе, электроны по орбитам бегают? Там и похуже вещи происходят, что уж тут скрывать.

А если с электронами всё же можно примириться, то, любопытным образом, – почему моей вере должны мешать мозговые извилины? Ну да, когда я думаю о Боге, то у меня всегда в одном и том же месте наблюдается повышенная активность. Если у меня в этом месте будет эпилептический очаг – то я стану эпилептическим мистиком. Ну и что, собственно говоря? Ведь даже не мозгом моим заканчивается, на сам-то деле, список необходимостей для появления религии, но следующим уровнем – культурой, цивилизацией, без которых примитивное "Э-эх..." никогда бы не доросло до размышлений о предельных категориях! Да, верно, для того, чтобы я мог молиться Исусу, понадобилось и творение материи, и возникновение звёзд, и синтез углерода, и химия, и эволюция, и мозги с развитой корой, и речь, и письменность-цивилизация. Ну и что? Евангелия не было бы без письменности – это никого не удивляет. Почему же нужно удивляться тому, что Евангелия не было бы без достаточным образом развитой левой височной коры?

Это большое, конечно, искушение – редукционизм, материализм, Brights, бритва Оккама, все дела. Но когда монашки вылезли из экспериментальной установки, и посмотрели на картинки своих мозгов на экране компьютера, они не сказали "Ах, вы показали нам извилину, которой мы думаем о Боге, значит Бога нет, и это лишь наши субъективные переживания – пойдём срочно нарушать обеты". Они сказали: "Как хорошо; мы знали, что мы видим глазами, а слышим ушами, но не понимали, как мы воспринимаем Бога. Теперь, спасибо вам за это, наконец-то вы показали нам тот орган, которым мы узнаём Его присутствие!" (Я не помню уже, где вычитал интервью с монашками. В статье этого, кажется, нет, но всем так понравилась работа, что кто-то потом дозвонился до монашек, и спросил у них, что они сами думают по поводу статьи. Наверное можно выгуглить при желании).

Что такое активность высшей ассоциативной коры височной и/или теменной извилин? Ощущение того, что всё в мире взаимосвязано. Неудивительно, что если там очаг – то человеку всё кажется мистическим. Но тем более неудивительно, что когда человек (будь то поэт, математик или философ) видит упорядоченность этого мира, у него активна эта извилина. Без неё он не смог бы "догадаться", что упорядоченность имеет место. И крамолы тут не больше, чем в глазах или ушах. Нам нужна теменная кора, чтобы понять концепцию пространства. Нам нужна нижняя фронтальная кора, чтобы эмпатически понять внутренний мир другого живого существа. Нам нужна височная ассоциативная кора, чтобы понять концепцию Бога. Ну и что?
dwennimmen

Религиозные мозги

В ответ на мой предыдущий пост про то, что процент религиозного народа будет увеличиваться в среднем, lestp написал несколько хороших вопросов:

1) рассуждение по второй ссылке целиком держится на предположении что religiosity is heritable. Может быть, я невнимательно читал, но никакого подтверждения этому тезису я не увидел. Религия это очень сложный комплекс из многих факторов, внешних и внутренних, для каждого индивидуальный - поведенческие особенности, эстетические склонности, психологические факторы, влияние общества и т.д. И поэтому мне кажется что "религиозный ген" который они там обсчитывают по менделевскому распределению - это примерно как ген ношения галстуков в розовый горошек по субботам.
2) не говоря уже о том что гипотеза о наследовании религиозности никак не обьясняет медленный но неуклонный рост численности атеистов последние несколько столетий
3) Кстати, не ожидал что постулат о "религиозном гене" тебе покажется интересным, ведь это, имхо, означает что религия это hardwired behavioral trait, типа инстинкта, только сложнее. И из верующего можно сделать атеиста через gene knockout или избирательное подавление экспрессии таблеткой или там иньекцией RNAi, т.е. все сводится к уровню биохимии-физиологии.


Это настолько хорошие вопросы, что я не могу удержаться, чтобы не ответить на них публично, пусть и кратко и без ссылок. Хотя по-хорошему это достойно развёрнутого ответа со ссылками (Бог даст - когда-нибудь накатаю).

1) Во-первых, про ген. Склонности характера, в целом, наследуются - это факт. Кроме того, на уровне анекдотических свидетельств мы знаем, что дети религиозных родителей обычно "религиозны". Они могут при этом быть ярыми атеистами, потому что наследуется не "конфессия" и не "взгляды", а склонность думать о больших вещах, а также "ощущать" некие недоказуемые закономерности в мире. Это может быть увлечённость прогрессом человечества, борьбой против глобального потепления, борьбой против религии даже. Но это всегда некая малодоказуемая "идея", которая для этого человека важна. В отличие от пофигистов. Это немного альтернативное определение "религиозности", потому что с этой точки зрения Докинз и Деннет, конечно, намного более религиозны, чем среднестатистический прихожанин этнической церкви. Ключевой параметр в том, что в жизни религиозного человека большую роль играет следование личному откровению - будь то "Бог есть", или "Бога нет".

Не все типы "религиозности" способствут плодовитости. Но некоторые - явно способствуют, причём не только, а может и не столько в силу следования официальному учению религии, а ровно наоборот, так сказать, в силу выбора культуры, адекватной личному складу. Я знаю несколько православных семей, о которых мне кажется, что у них не потому много детей, что они православные, а наоборот, в какой-то степени, они принимают православие как свой флаг, чтобы чувствовать себя комфортно в своём многодетном качестве. Ключ здесь в том, что им просто нравится иметь много детей, потому что они чувствуют (на уровне недоказуемого чувства, интуиции), что это круто. Именно это, кстати говоря, не понимает статья, что я цитировал во вчерашнем посте - про глупость деторождения. Ясен пень, многодетные не смогут грамотно задним числом рационализовать причины собственной многодетности. Потому что причины эти - интуитивные, а не рациональные. Поэтому статья-то права, конечно, но она не ухватывает основной реальности, стоящей за выбором деторождения: того, что дети приносят радость людям не тем, что они поют, танцуют или помогают по дому, а тем, что они дети, и что они есть. На интуитивном, а не на рациональном уровне.

2) Рост атеистов - это нормально, потому что религия - в самом деле - это одновременно и культура, и стиль мышления. Для аскетов, монахов, подвижников, мистиков, а зачастую и представителей церковной иерархии, - это скорее стиль мышления. Для большинства населения - это привычка и культурная идентичность. По мере того как религиозная идентичность становится не столь важна, по мере того как ей возникают хорошие альтернативы, пофигисты из "пофигистично-верующих" захожан превращаются в пофигистов-атеистов. Культурная оболочка срывается. Но мистическая часть - профессионально верующие - остаётся. И вот именно этот "склад мышления", скорее всего, будет медленно но верно набирать силу. В то время как в средние века все имели много детей, а самые религиозные - шли в монахи, и таким образом исключали свой ген из популяции, в современном обществе, в развитых странах, большинство пар следуют за культурным стереотипом и заводят около 2х детей (меньше в Китае, больше в США), в то время как самые религиозные имеют мотивацию и внутреннее психологическое "обоснование" чудить в сторону большей плодовитости.

3) По поводу физиологии. Да, судя по всему, можно хирургическим или химическим путём сделать человека не-религиозным. У нас есть в мозгу области, которые ответственны за конечные стадии синтеза нашего представления о мире (в височной и теменной коре, особенно в правом полушарии). Если у человека эпилепсия с фокусом в одной из этих областей - его ауры будут иметь мистический характер, а вся жизнь будет проникнута мистическими переживаниями (как это было у Достоевского, Рамакришны, а, как некоторые утверждают, и у Франциска Асисского, Терезы Авильской, Апостола Павла - список можно продолжать). Но не обязательно быть эпилептиком - достаточно чтобы эти области всего лишь работали очень хорошо. Если они работают плохо - человеку никогда не "покажется", что мир проникнут некой общей идеей - будь то пропитанность "личностностью" классического теизма, мистическое единство индуизма и буддизма, рациональность современной науки, пифагорейская гармоничность - или, напротив, лавкрафтианский ужас или сартровская обсурдность действительности. Восприятие мира-как-целого - это особенность мозга. И в этом аспекте она очень даже физиологична, и может быть более или менее выражена. И, как и любые другие особенности развития мозга, неизбежно будет наследоваться, хотя бы отчасти, просто потому, что все эти нейрофизиологические особенности связаны с определённым запуском экспрессии молекулярных ключей на ранних стадиях развития, когда нейроны ищут, куда бы им мигрировать, и куда бы прорасти аксонами.

Однако говорить о том, что это "всего лишь" физиология - так же некстати, как говорить, что наше сознание - "всего лишь" физиология, или зрение - "всего лишь иллюзия". Уж на каких элементах мы построены - такими и будем обходиться. Главное, что результат весёлый - это о сознании. А о зрении - уж и тем более, вряд ли найдутся такие солипсисты, что будут считать зрение иллюзией. Почему же ощущение единства мира непременно должно быть иллюзией? Не должно, конечно же. Оттого, что у нас в мозгу выбрасывается глютамат из синапсов наши переживания не становятся менее реальными, как не становятся они менее реальными оттого, что мы "всего лишь" белковые тела, конгломерат протонов и электронов, или какой угодно там кварковый континуум. Какая разница? Несходство материала и конечного результата не даёт никакого повода отвергать существование, реальность этого результата. Это плохая логика =) Может быть нам только чудится, что мир гармоничен и познаваем, но может это и в самом деле так - доказать это сложно, если вообще возможно. Весь прогресс нынешней цивилизации основан на том, что в какой-то момент ставка была сделана на тезис о познаваемости мира, вопреки его кажущейся случайности и сложности. Возможно, наш дальнейший прогресс, а может быть и сам факт нашего дальнейшего существования, будет как-то связан со ставкой на тезис о единстве мира, о реальности (а не конвенциональности) моральных парадигм, и о нашей ответственности за то, что вокруг нас. Кто знает =)
dwennimmen

Orthodox Christian Fellowship

В прошлый понедельник, на местном собрании православных (кружок, студенческая группа при университете), читал доклад «Душа, тело и нейрофизиология», о том, что дихотомическая модель (Тело-Душа) – это очень плохо, от неё все проблемы, и с наукой не согласуется, и с Писанием тоже, а вот трихотомическая модель (Тело-Душа-Дух) – это, наоборот, очень здорово. Хочу им постепенно прочесть «тайный курс лекций по нейротеологии», на разные интересные темы.

Пришло, к сожалению, кроме нас с батюшкой, всего двое студентов. Но зато слушали хорошо, и дискуссия получилась очень оживлённая. С платонизма, и неправильной веры в воскресение, немедленно съехали на целибат и монашество. Я надеялся только вскользь это дело упомянуть и дальше бежать, к занятным клиническим случаям, но уж очень тема болезненная, и, к тому же, ведь вышла чисто мужская компания. Немедленно оказалось, что и батюшка в своё время пол-года в сарае в горах один жил, и один из пришедших студентов вот только-только решил не уходить в монастырь, а жениться вместо этого на девушке Татьяне из соседнего прихода... В общем, красота. Где ни копни, среди серьёзных православных, у всех сходным образом голова повёрнута. Разошлись, в результате, чуть не заполночь.

В будущий понедельник, надеюсь, услышим доклад о византийском пении; каких-нибудь более понятных его аспектах. Не знаю только, как собрать народ. Формально в листе подписки – дюжина человек, и ведь не отписываются совсем, но и не ходят. Я уж и демократию ввёл, мол, сами выбирайте, что обсуждать, по очереди; и отчёты-анонсы исправно рассылаю, всё по науке; и уровень обсуждений заметно поднялся по сравнению с началом прошлого семестра (из-за того что тема заранее анонсируется), а всё равно не ходят. Ладно, посмотрим. Может сарафанное радио рано или поздно заработает.