Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: несколько поправок

Поправка к записи о деревьях:
http://komelsky.livejournal.com/232632.html

Выяснилось, что леса, которые похожи на парки, - это, всё-таки, не столько даже следствие молодости местных лесов, сколько именно что Род-Айлендевская особенность. Такие леса растут только на побережье: в Коннектикуте, Массачусеттсе, ну и Род-Айленде тоже, поскольку этот штат - одно сплошное побережье. Тут потому что с океана часто дуют сильные ветры, и они ломают деревья, а также ограничивают им рост сверху (чем ближе к берегу - тем ниже леса, и ветки ассиметричные). И поэтому природа такая странная, своеобразная, ни на что не похожая.

Но стоит отъехать вглубь, километров этак на 50 хотя бы, то и леса сразу становятся куда как более привычные, человеческие леса. Сосняки хорошие, ельники. В западном Массачусеттсе - вполне себе Беларусь Смоленщина. А ежели до Нью-Хэмпшира добраться, то там и вовсе Подмосковье (только с горами).

Дополнение к записи о зверях:
http://komelsky.livejournal.com/231488.html

Мы теперь видели, кроме всех прежде описанных, ещё двух новых зверей. Во-первых койота видели: это такая потрясающе красивая собака на длинных тонких ногах, вроде как если бы на шпильках, или если бы собаку скрестить с пауком сенокосцем. Уши огромные, и сзади лисий хвост. Красивый зверь, что ни говори. Дорогу нам перебёг ввечеру, возле океана.

И ещё в воде видели стада тюленей. Они плавают вдоль берега, очень милые. Причём именно что стадами, по 20-30 животных в каждом.

И ещё дополнение к записи о девичьей красоте:
http://komelsky.livejournal.com/236775.html

В этом году вдруг новое поветрие: где-то четверть девушек в жару носит короткие платьишка. Причём все одинаковые: однотонные; разных цветов, но очень сходного покроя. Видимо мода что ли такая вдруг произошла. Занятно.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 90. Кольца обручальные

Обручальные кольца в Москве носят на правой руке, а в Провиденсе - на левой.

Я раньше носил на правой, потому что, вроде как, глупо менять кольцо только потому, что переехал. И даже случались по этому поводу иногда интересные ситуации: например в больнице однажды мы с женой разговариваем с врачом, а он такой вдруг: вона, видишь, видишь, и руку свою показывает.
Я говорю: кольцо.
Он говорит: какая рука? Правая! Это потому что я грек!
А-а-а-а-а! - отвечаю я. Понятно!
Грек! - радостно повторяет врач. - Православный тоже! Да!

Но с другой стороны в обычной жизни надоело отвечать на вопросы женат я или не женат, потому что я себя считаю очень отчётливо женатым, и не люблю, когда в этом усомняются. Так что на второй-третий год в какой-то момент пересадил кольцо на левую руку. Ибо это ведь не столько вопрос самоидентификации, сколько знак внутривидовой социальной коммуникации, типа оперения у птиц, или каких-нибудь там мотыльковых феромонов. Есть кольцо - и сразу отношение другое, никто не пристаёт с глупыми вопросами. Удобно.

А ещё тут есть помолвлятельные кольца. Их носят на том же пальце той же руки что и женительные, только женительные - цельные, а помолвлятельные - с камушком. Вот когда в фильме мужчина женщине, во время ужина в ресторане, вместо жареной телятины приносит коробочку, а потом хлопается на колено, и музыка такая нелепая, и женщина рыдает и гипервентилирует - это кольцо с камушком. Его положено носить до свадьбы.

Гадкость этого романтического события в том, что на самом деле всю эту историю с камушками придумали производители бриллиантов. Это заговор такой. Лет 100 назад ни обычая, ни различия в видах колец никакого не было. А они насели, закупились рекламой, и с 1940х годов до наших дней промывают мозги людям, и промыли до того, что создали с нуля обычай, а с ним - и рынок для своих дурацких брильянтов.

http://en.wikipedia.org/wiki/Engagement_ring#20th_century
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 89. Левши

В Провиденсе больше левшей, чем в Москве, особенно среди старшего поколения.

(Тут я сразу хочу, заранее, ответить тем постоянным читателям, которые, как уже прежде случалось в заметках про татуировки и распущенные волосы у девушек, готовы немедленно приструнить меня и сообщить, что, мол, в Москве тоже есть левши. Я не утверждаю, что их нет. Я пишу только, что по моим сугубо субъективным ощущениям, в Провиденсе их больше; причём достаточно больше, чтобы количественное перешло в качественное, так сказать, и мозг удивился.)

Итак, больше левшей. Связано это с тем, что здесь раньше перестали в школах насильно переучивать левшей на правшей. Я не вполне понимаю, в какие годы произошла смена подхода: вроде бы в 50е еще переучивали, а в 70е уже нет. В России, по моим ощущениям, похожее изменение прошло лет на 10 позже (или, может быть, просто силу набирало медленнее). Но левшей 40-ка, 50-тилетнего возраста в Провиденсе заметно больше.

В классах и аудиториях в университете в каждом ряду несколько крайних сидений слева - зеркально отражённые, для левшей. У большинства кресел в комнате столик для записей откидывается справа, а у этих - слева. Удобно.

А ещё у нас дома почти все ножи - для левшей. Я однажды нашёл на улице кем-то выставленный ящик посуды (см. заметку про бордюры), и вот оказалось, что все ножи там - левшовые. Долго мы не могли понять, что же ими так неудобно сыр-то резать! Год где-то голову ломали, прежде чем догадались!
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 88. Национальные одежды

По сравнению с Москвой, в Провиденсе (даже в Провиденсе, уж не говоря о Бостоне или Ню-Ёрке) больше национально одетых людей.

О китайцах и вьетнамцах я уже писал. Их стиль одежды - скромно-приличный, и жарким летом, по крайней мере, он отчётливо выделяется на фоне стандартного бело-американского.

Религиозные евреи ходят в кипах. В Москве тоже бывают люди в кипах, но всё же значительно реже. В Провиденсе же в целом как-то спокойнее с самовыражением через внешний вид (см. цвета одежды, татуировки, бороды) - и поэтому мужчин в кипах - довольно много. Мы живём рядом с хасидской (более того - любавичерской) синагогой, поэтому у нас ещё дяденьки в шляпах и цицитами ходят, но это всё-таки локальная особенность. Кипы же - не локальная. А ещё некоторые ортодоксальные евреи носят узбекские тюбетейки, за то что красивые.

У афро-американцев вкусы в тоже чуть другие чем у белых: у них мужчины (в среднем конечно) любят более свободные одежды. У мексиканцев - наоборот зачастую всё такое приталенное, разукрашенные узорами, орнаментами, всякой псевдо-вышивкой, но при этом чёрное и мускулинное. Мексиканцы подчёркнутым мачизмом и мускулинностью в выборе одежды немного напоминают русских. Только ботинки с квадратными носами не носят. Квадратные носы у ботинок - это скорее арабы, армяне и греки.

Но в результате если пойти в дешёвый одёжный магазин, типа JCPenny, то довольно быстро замечаешь любопытную особенность: размеры и фасоны одежды недюжинно коррелируют с их стилистикой и расцветкой. Например если на чёрной рубахе белым и красным вышит католический крест, и вокруг креста - этакие завитушки, росчерки и пламёна - то нужного мне размера у такой рубашки не будет. Если в плечах нормально - то рукава не в пору. Если рукава нормально, то живот дурацкий. Ну и так далее. И наоборот - рубаха в крупную красно-чёрную клетку, как правило, подходит сразу и без проблем. Потому что производители одежды не дураки, следят за корреляциями.

Но самое странное, по части национальной одежды, - это мусульманки в бурках. В Провиденсе их нет, но в Бостоне - довольно много: таких, что ходят по улицам, а также ездят на метро, в самой натуральной чадре, чёрной, с вырезом только для глаз. Вот это бывшему москвичу - совершенно дико. В России по официальной статистике как минимум 7 процентов мусульман, но при этом все как-то придерживаются единых стандартов существования. В Штатах мусульман 0.6%, и при этом история относительно недавних жутких террактов, которые, кстати, составляют неотъемлимую часть местного дискурса. Но при этом женщины ездят на метро в чадре. И я не вполне понимаю, честно говоря, как я к этому отношусь. В каком-то смысле это, конечно, торжество свободы, понимаемой в псевдо-Вольтеровском смысле, что, мол, не разделяю ваших взглядов, но имеете право ходить в мешке, если желаете. Но всё же выглядит дико. У меня очень смешанные чувства по этому поводу.

(Смешанные потому, что ношение чадры - это совершенно дикий перекрёсток сразу нескольких животрепещущих тем: религиозной свободы, свободы самовыражения, гендерных стереотипов, феминизма, косвенно - сексуального насилия (когда мужики обвиняют изнасилованных женщин, что те сами виноваты, поскольку слишком откровенно одевались), толерантности, асимметричной толерантности (нужно ли быть толерантным в отношении нетолерантных), проблемы безопасности, взаимоотношений религии и государства, конфликта культур, ассимиляции и мультикультурализма итд итп. У меня по этому поводу много разнозренных мыслей, но нет единой идеи, поэтому я пока сам до конца не понял, как я к этой проблеме отношусь, и почему.)
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 87. Цвета как таковые + названия шапок

В связи с прошлым постом о розовом цвете у девочек я хочу описать один любопытный языковой феномен. Дело в том, что девчачий американский “розовый” - это не тот розовый, который я знал в детстве, в России. Это не цвет розы, не цвет папье-машевой куклы, а едкий, химический, пурпурно-малиново-флюоресцентный цвет под названием “pink”. Благодаря Китаю и глобальному рынку этот цвет в последнее время проник и в Москву, но всё же я смею утверждать, что русский “розовый” и американский “розовый” - это по-прежнему немного разные цвета.

(Формально кроме “pink” в aнглийском есть ещё и “rose”, но на деле это слово никогда не используется. Чтобы описать концентрированный русский розовый они тут говорят “salmon”, т.е. “лососевый”)

Китай всё напортил, но даже и поныне, вот что Гугль выдаёт во запросу “розовый цвет” на русском:
https://www.google.com/search?q=розовый+цвет&tbm=isch

А вот что выходит по запросу “pink color” на английском:
https://www.google.com/search?q=pink+color&tbm=isch

Замечаете лёгкую разницу? В русском цвете больше жёлтого, и меньше, соответственно, синего. И моя память подсказывает, что лет 20 назад типичный “розовый” был намного теплее. То есть мы, по сути дела, наблюдаем (вернее, наоборот не замечаем) постепенное изменение цвета, соответствующего слову. Сходные процессы сейчас происходят в испанском, где розовый тоже назывался “rosa”, и был значительно теплее американского “pink”, но сейчас, под воздействием глобальной культуры, постепенно сползает к более фиолетовым оттенкам.



По идее, это тема для интересного исследования: взять русских людей и просить их выбрать "идеальный розовый" цвет среди набора карточек, а потом посмотреть есть ли корреляция между RGB и возрастом респондента. Моё предсказание таково: "типический розовый", выбранный респондентами, будет изменяться от более тёплого к менее тёплому в зависимости от возраста испытуемого. Можно ещё использовать "красный" или "зелёный" для контроля, поскольку эти, вероятно, не менялись (причин не было).

И это на самом деле целая область знаний, подраздел психологии, под названием “категоризация цветов”. Вот толковая статья на эту тему из Википедии:
http://en.wikipedia.org/wiki/Linguistic_relativity_and_the_color_naming_debate

А вот красочная презентация и другие интересные ссылки:
http://www.blutner.de/color/Color_Words.pdf
http://blog.xkcd.com/2010/05/03/color-survey-results/
http://en.wikipedia.org/wiki/Color_term#Cultural_differences

Другой отличный пример непереводимой категоризации цветов - это русские “синий” и “голубой”, для которых у американцев есть единственное слово “blue”. Между синим и голубым есть, конечно, приличное пересечение, но, думаю, каждый из вас, дорогие читатели, может представить себе цвет, который будет отчётливо голубым, но который при этом будет странно и как-то неловко назвать синим. Сидючи в России я никак не мог понять, как англоговорящие люди выживают вообще, ежели им такие разные цвета приходится называть одним словом! Оказалось, что у них есть всё-таки вспомогательное слово, под названием “teal”, которое описывает, в том числе, как раз те примерно русские “голубые”, которые не “синие”. То есть слова тоже два, только у нас два примерно равноправных, если смотреть по цветовому пространству, а у них одно большое, и одно маленькое, вроде каёмочки между синим и зелёным.

А вот научная статья ровнёхонько на эту тему:
http://www.pnas.org/content/104/19/7780.full

Однако начал я этот разговор с рассуждений об одежде, и в этом отношении любопытно, что ещё несколько примеров плохо пересекающихся слов (тех, что, вроде бы, переводимы, но при этом на практике могут доставить неприятности) - все тоже связаны с одеждой. Например, штаны, трусы и шорты. Формально в американском английском штаны, и даже вполне себе торжественные брюки - это pants. Но при этом шорты (в силу их вездесущности), и даже трусы типа “семейные” (контрабандой из британского английского) - тоже могут быть pants. Неудобно. Такая же беда с куртками. Формально куртка - это Jacket, но в тоже время пиджак и даже, в некоторых случаях, жилетка - это тоже Jacket. То есть слова все вроде есть, но границы между ними в разных языках проходят совсем по-разному.

Но мой любимый пример - это с головными уборами. Вот глядите:

(лыжная) - в русском - шапка, в английском - cap (skull cap)
(с козырьком) - в русском - кепка - в английском - cap (baseball cap)
(меховая) - в русском - шапка (опять), однако в английском - hat (новое слово)
но при этом (с тульей) - в русском шляпа - а в английском - опять hat

Замечаете? Логики нет. Я даже пытался начертить подмножества в координатах "теплота головного убора / ширина полей", но не вполне преуспел. Так или иначе, тут одно слово переводится двумя, там два переводятся одним. Мне кажется это прекрасно.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 85. Девичья красота

В России незамужняя девушка летом, как правило, одета в красивое цветастое платьецo, а волосы у неё убраны в пучок, или же заплетены в косу, или хвостиком, или ещё как заколоты.

В Провиденсе всё иначе. Платьев тут девушки не носят почти никогда. Вот кроме шуток: платье тут может быть только вечернее, да и то кошмарно. Летних платьев, по крайней мере среди студенток, почти не бывает, просто как вида. Вместо этого студентки носят футболки и шорты, причём очень короткие шорты, с отрезом, который расположен так высоко, как только физически возможно. Называется этот прелестный вид одежды “попка-шорты”, и количество голых ног на улицах летом, по этой причине, совершенно зашкаливает. Я не буду, наверное, распространяться на тему “красиво” это или “не красиво”, поскольку с какой стати моё мнение по этому поводу может быть кому-нибудь важно. Но, так скажем, на непривычный европейско-московский взгляд выглядит это это довольно странно. И даже может раздражать поначалу.

Да, кстати, а на ногах при этом у девушки-красы - резиновые шлёпки. Они даже в дождь ходят в шлёпках, даже в холодный дождь, когда на улице температура падает до +12, скажем, - всё равно по лужам бродят в шлёпках, типа тех что в русском быту используются для общественного душа. А что, удобно, носки стирать не надо, и сушить почти нечего. Ноги, правда, красные от холода, от ныряния в лужи по щиколотку, но это не беда. Летом тут два вида обуви у девушек, по большому счёту: резиновые шлёпанцы на босу ногу, или огромные резиновые сапоги до колена на босу ногу. Яркие какие-нибудь: жёлтые, или в красный цветок.

Зато, зато местные девушки НИКОГДА не убирают волосы в косу, и почти никогда не делают хвостиков. А вместо этого всегда носят волосы распущенными. Я в этом усматриваю некий баланс с русскими девушками: в Москве ниже шеи красота, выше - удобство; в Провиденсе - наоборот. Сверху всё намыто, расчёсано, уложено (но всё равно ветром треплимо, и лезет в глаза и рот), зато снизу - этакая демократическая эгалитарность.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 82. Татуировки

Я всё думал, с каким бы другим отличием это отличие совместить: уж больно небольшое. Но не придумал.

Итак, в Провиденсе совсем другой статус у татуировок, чем в Москве. Русские татуировки - это признак деклассированных элементов. Уголовщина в основном; может с элементами армии. В Провиденсе (и, похоже, вообще в Штатах) отношение к татуировкам куда как более спокойное; тут это чуть ли не массовое явление. Хотя бы на щиколотке, или сзади на нижней границе спины, так сказать, - татуировка, кажется, у каждой второй молодёжи. Ну может у каждой пятой.

А то ещё бывают люди, у которых рука или шея прямо-таки покрыты одной огроменной татуировкой (причём всё больше цветной). Я уверен, что в Москве тоже такие есть, но тут их достаточно много, чтобы натыкаться на них на улице выходило достаточно регулярно (причём не на одних и тех же, а на разных). Не то чтобы часто, но регулярно. Это такой протест, вроде готства или панкства. Левацкость этакая.

А в татуировочный салон детям до 18ти лет вход запрещён. Вона как.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 77. Растения

Вот если выбирать один аспект Москвы, который у меня в Провиденсе вызывает ностальгию, то это растения. Удивительно, насколько много растения значат для человека. Мы их не замечаем, и большинство из нас даже, наверное, не отдаёт себе отчёта в том, вяз это или ясень, во дворе растёт; или, допустим, мятлик это или тимофеевка. Но сама форма деревьев и трав прочно откладывается где-то в мозгу, и становится важной часть наших представлений о “правильном пейзаже”. И если мы потом, во взрослом уже возрасте, переселяемся в другой пейзаж - то он именно что воспринимается как другой, чуждый. И не знаю сколько лет потребно, чтобы такой пейзаж полюбить.

Здесь есть сосны, берёзы, осины, дубы, клёны и ели, но все они - другие. Берёз мало, и они какие-то паскудно-скрюченные. Сосны все “экстравагантные”, с иголками в ладонь длиной. Ели местные тоже какие-то дикие - я вообще подозреваю, что это пихты, а не ели. На северах, судя по фотографиям, есть более правильные ели, но в Провиденсе - туго с ёлками. Дубы - тоже другие, с более изрезанными листьями и желудями другой формы. Клёны - единственные похожи, хотя и принадлежат к другому виду.

Вообще, эти деревья все дают очень любопытный эффект. Я помню, в России тоже бывали такие “странные клёны” и “странные дубы”, но они расли в основном в парках, или на площади у горсовета, в качестве декоративных растений. И вот потом переезжаешь в Провиденс - а тут все деревья такие. И в результате лес воспринимается как парк. Понарошку воспринимается, невсерьёз. Вроде и зелено, и красиво, но как-то нежизненно.

Впрочем, есть и другая причина, по которой местные леса - не жизненные. Мы ведь с супругой всё детство провели в подмосковье, в реликтовой еловой тайге, которая там ещё с последнего оледенения растёт. И в Москве - тоже жили возле реликтовой дубовой рощи. Типичному дереву в лесах нашего детства было лет 300, не меньше. А тут, на восточном побережье, все леса поизвели в своё время на фермы, и кроме гор Аппалачей, да севера штата Мэйн, никаких старых лесов тут не осталось. Потом, где-то с середины 20го века, как я понимаю, фермерство стало мигрировать на юго-запад, и все местные фермы превратились опять в леса, но лесам этим лет 50, не больше. Поэтому выглядят они жалостливо и неестественно. Идёшь, бывало, таким лесом, а через него каменная стена проложена, чуть выше колена: это где раньше кончалась одна ферма, и начиналась другая. Теперь же - лес. Но ещё лет 100, наверное, пройдёт, прежде чем этот лес станет выглядеть, как должно.

Карта (левая из двух):
http://daac.ornl.gov/NACP/guides/NA_Tree_Age.html
Как видите, ближайший старый лес - или в горах, или на севере штатов НюЁрк и Мэйн.

(В городе причём, как я уже писал, ситуация противоположная: у нас во дворе деревьям 100 лет, а через забор в соседнем дворе - лет 200).

С травами: та же петрушка. Есть: клевер (и розовый и белый), пастушья сумка, одуванчики. Подорожник есть, но мало, ибо тропинок мало. Лопухов нет. Крапивы нет (якобы есть, но мало и не жжётся). Иван-чая - нет (!!!). Коровяк и ослинник - есть, и более того, оказалось, что ослинник - это изначально американский вид, который завезли в Европу в 17м веке. Вот так-то! Донник есть какой-то, цикорий и пижму завезли. Злаки - ничего так, более-менее похожи. Папортники другие, но тоже сойдёт. Черника есть, кажется. Малина имеется. Лещина тоже есть, хотя ввиду молодости лесов подлесок тут слабоват. Полынь формально тоже есть. Словом, по отдельности нужные травы, вроде бы, наличествуют, но в целом обочины дорог всё же выглядят как-то неправильно, нероднО.

Зато тут есть такая дикость под названием “ядовитый плющ”. Это жуткая гадость: во-первых, он растёт, как сорняк, на всех потревоженных территориях (где в России росли бы лопух, иван-чай и крапива). То есть как раз там, где городской человек, скорее всего, будет взаимодействовать с природой: на пустыре, краю дороги, в начале парка, итд. Во-вторых, он по-разному выглядит в зависимости от возраста. Но главное: он вызывает, при прикосновении, жуткие ожоги. Есть, по слухам, люди, на которых он не действует, но проверять соврешенно не хочется. В детских садах тут дети учат стишки типа “три листочка и красненький стебелёк, иди нафиг мерзкая трава я тебя ненавижу”. Или “вьётся стебелёк и на нём красненькие волосики, уу погань глаза б мои тебя не видели”. Гадкое растение.
dwennimmen

Чем Провиденс не москва: 68. Контрастные температуры.

 

68. В Провиденсе народ любит ледяное и раскалённое, а в Москве как-то всё обычно средненькое; нормальное такое.

Американцы очень любят добавлять в напитки лёд. И не в коньяк какой-нибудь, а вот например в кока-колу (которую они тут называют не "кола", а "coke", то бишь тем же словом, что и кокаин). Они колу пьют только исключительно со льдом. То есть им важно чтобы кола была холодная, желательно – ледяная, и ради этого они даже готовы терпеть тот факт, что она разбавляется водой вдвое. А когда они колу выпьют, они радостно грызут лёд, и весь череп у них от этого резонирует и трещит. Сок тоже пьют со льдом.

Кофе же, напротив, наливают такой раскалённый, что жить невозможно, и приходится ждать, пока он остынет.

Та же ерунда с кондиционерами. Летом на улице жарко, а в автобусе – мороз. На улице народ в шортах плавится, в автобусе тётечки на работу едут с утра, укутанные в одеяла. Потому что кондиционер. То же самое в аптеке: зайдёшь с жары купить, бывало, лекарство от запора, допустим, или наоборот: и через пять минут уже зуб на зуб не попадает, потому что холод жуткий. И приходится ещё заодно от насморка лекарство покупать. А потом опять выйдешь на улицу, и кажется, что не идёшь, а плывёшь в каком-то расплавленном рагу. Сплошное разорение, это во-первых, и простыть очень легко, это во-вторых. Но Провиденсцам всё нипочём. Любят они контрастные температуры.

Зимой зато эта привычка всё кондиционировать провиденсцев подводит. Вернее не столько даже это, а скорее в целом ихний здешний расчёт на то, что всегда можно перепрыгнуть из кондиционированной (либо натопленной) машины в кондиционированное (либо натопленное) помещение, не взаимодействуя с природой. Из-за этого провиденсцы плохо понимают, в какую погоду как надо одеваться, и могут выйти при нуле градусов в шлёпанцах на босу ногу, а в мороз – в пижамке какой-нибудь, маечке и шарфе. Как будто бы шарф их спасёт! Вот недавно был мороз по всей стране, так в Висконсине правительство штата официально запретило людям выходить из дома. У них было жалкие -24 С, но проблема в том, что народ не знает, как с морозом обращаться. Прыгают по сугробам в куцавеечках своих, пальтишках драненьких, и, глядишь, сразу обморожения, уши отваливаются, больницы переполнены.

А всё кто виноват? Машины! Вы, дорогие читатели, должно быть, давно уже заметили, насколько каждая вторая особенность Провиденса в частности, и Америки в целом, завязана на машины. Вот так и тут. Половина всей американской специфики – от машин.
dwennimmen

Чем Провиденс не москва: 67. Поездные гудки

 

67. В Провиденсе поезда гудят иначе, чем в Москве.

В России как-то поезда всегда гудят на одной ноте. Туууу! Протяжно гудят.

А в Америке, похоже, поезда всегда гудят на три ноты сразу, этаким расстроенным аккордом. Вот подборка видео, где слышны эти гудки.



Здесь даже игрушка есть такая детская: деревянный поездо-гудок. Вот например гудки в магазине продаются:

https://www.google.com/search?q=train+horn+toy&tbm=shop

И с поездами в Штатах ассоциируется именно такой звук. Не стук колёс даже, и уж точно не однонотный рёв локомотива, а расстроенный аккорд. Я нахожу это акустически занятным.