Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

dwennimmen

Чем Провиденс не москва: 67. Поездные гудки

 

67. В Провиденсе поезда гудят иначе, чем в Москве.

В России как-то поезда всегда гудят на одной ноте. Туууу! Протяжно гудят.

А в Америке, похоже, поезда всегда гудят на три ноты сразу, этаким расстроенным аккордом. Вот подборка видео, где слышны эти гудки.



Здесь даже игрушка есть такая детская: деревянный поездо-гудок. Вот например гудки в магазине продаются:

https://www.google.com/search?q=train+horn+toy&tbm=shop

И с поездами в Штатах ассоциируется именно такой звук. Не стук колёс даже, и уж точно не однонотный рёв локомотива, а расстроенный аккорд. Я нахожу это акустически занятным.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 52. Велосипеды

 

52. По сравнению с Москвой в Провиденсе больше велосипедистов. На мой вкус, конечно, всё равно недостаточно: я б хотел чтобы как в Китае, или в Европе например, или в глубинке в Беларуси где-нибудь. Чтобы все на велосипедах на работу ездили. Но всё равно получше, чем в Москве. Главное отличие: автомобилисты в целом стараются велосипедчиков объезжать и пропускать. Это, как уже выше было описано, сильно зависит от района, но всё же в целом объезжают довольно старательно: возможно потому ещё, что при объезде велосипедистов официально можно выдвигаться за двойную линию. Они обычно на пол-корпуса этак выдвигаются.

В то же время, велосипедных дорожек остро не хватает. В основном приходится ехать по проезжей части; обочины как правило заняты припаркованными машинами, и к тому же не всегда безопасны с точки зрения всяких гвоздей-шурупов и прочей потенциально шинопрокалывательной ерунды. Вообще, с велосипедами дело такое: чем их больше, тем велосипедная езда становится безопаснее, потому что другие участники движения, да и правила парковки, например, постепенно приспосабливаются, адаптируются. Быть единственным велосипедистом на Кутузовском проспекте – страшно, наверное. Десятым – уже кое-что. Сотым – плёвое дело. Вот Провиденс где-то на пол-пути между Москвой и Берлином в этом отношении.

Ещё чем отличаются Штаты от Европы, так это тем, что тут все ездят в шлемах. В некоторых штатах правила требуют чтобы шлем был, но даже там, где не требуют (в Род Айленде например), всё равно все в шлемах ездят. И это, на самом деле, мне кажется, плохо, потому что это означает, что большинство велосипедистов тут – профессиональные ездуны, так сказать. Они не по делам, не на работу ездят, не в простоте передвигаются, и именно что "занимаются спортом". В обтягивающей одежде, опять же, обтекаемой, все такие профессиональные... И поэтому их не так много. В магазин на велосипедах не ездят, к сожалению. Та же динамика, что и с другими видами спорта: сначала из машины целыми днями не вылезаешь, а потом трусцой, трусцой, по беговой дорожке. Ерунда какая.

Но зато: тут на автобусах есть велосипедные держалки такие, откидывающиеся, с замками на пружинках. У каждого автобуса – по две штуки, спереди установлены. То есть можно взять велосипед, доехать до автобусной остановки, воткнуть велосипед в эту штуковину, и уехать куда-нибудь, и там кататься. Единственная сложность: если держатели эти заняты, то поехать никуда не получится, потому что внутрь автобуса велосипед затаскивать нельзя. У нас так было с Нюсей: решили ехать в Вунсокет, пришли на остановку, а полочки заняты. Более того, стоит на остановке человек с велосипедом, и говорит, что, мол, я буду ждать следующего автобуса, который через пол-часа, и я раньше вас пришёл. Так что извините уж, следующий автобус – мой, а вы, если хотите, ждите через следующего. Мы махнули рукой и поехали в Уоррен, там покатались.

Самое главное же достижение местного капитализма: тут есть совершенно необыкновенно фантастические велосипедные дорожки! У них довольно занятная история: это всё бывшие линии пригородных поездов, которые в своё время позорно демонтировали. Поездов теперь нет, это плохо. Но зато дорожки гениальные совершенно, потому что ведь лет 100-150 назад они под эти пригородные поезда делали насыпи через овраги, взрывали скалы, выравнивали всё, так что ехать теперь – одно удовольствие! Вот видео, как мы с Нюсей 2 года тому назад по одной из таких дорожек катаемся:



Да, и ещё одно. Здесь, в определённых кругах (в частности, в районе университета) очень популярны велосипеды с фиксированной передачей. Это такие велосипеды, в которых педали "намертво" (ну то есть через цепь и шестерню, конечно, но напрямую) приделаны к колесу, так что когда с горки едешь, педали неизбежно крутятся. И переключения скоростей, соответственно, нет. У такого типа велосипедов – сложная и интересная судьба (чтите Википедию, если что), и они не везде одинаково законны, поскольку их любители обычно исповедуют принцип Чистого Эстетизма ("clean look"), то есть чем меньше всяких штук понавешано – тем лучше. То есть в идеале у него должна быть прямая труба вместо руля, какое-нибудь сиденье ничем не обитое, которое выглядит как со свалки, хотя на самом деле стоит, поди, кучу денег, и чтобы ручных тормозов не было (поскольку якобы "мы тормозим ногами через педали", а на самом деле – чтобы избежать тросика вдоль рамы, поскольку он портит картинку). И вот тут конфликт с правилами во некоторых штатах, поскольку иные признают ноги на педалях за подтип примитивных тормозов, а иные – не признают. Но в Провиденсе, вроде бы, это законно; по крайней мере прямо-передачные велосипеды без тормозов на стоянках попадаются.


(Source)
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 27. Водители автобусов

 
27. Водители автобусов в Провиденсе - куда более властные и ответственные люди, чем в Москве.

Водители автобусов тут своеобразные. Социальный статус водителя – довольно странный; с одной стороны, это неприятная, неудобная, не слишком умная работа. С другой – платят им 30-40 тысяч в год, что не так уж плохо (примерно средняя зарплата по стране). Потом, водитель по статусу приравнен к полицейскому, т.е. на своём автобусе он – хозяин положения; если кто на водителя замахнётся, например, то это приравнивается к нападению на полицеского, и за это сразу тюрьма, без разговоров. Так или иначе, работу свою они любят. Всегда здороваются, всегда прощаются, желают удачи. Иногда пытаются поговорить (если я молчу, или вежливо мычу, и таким образом не даю им понять, что я безмозглый иностранец на самом деле). Детям бесплатно до 5ти лет только, но фактически за дочку, которой 8, ещё ни разу не взяли. Пару раз только водитель попался недовольный, и спросил строго: - Сколько ребёнку? А я говорю: - Ой, я забыл, ща заплачу. А водитель, так же строго: - Иди давай, в следующий раз заплатишь. Любят проявлять власть над ситуацией, но при этом и доброту.

Примерно треть водителей, кстати, женщины. Но мужчин всё-таки больше.

Или вот ещё автобусы тут все могут с диким шипением опускаться на колени перед стариками: откуда-то из рессор, что ли, воздух выпускается, и передняя часть автобуса, где входная дверь, опускается довольно низко. А потом с шипением же обратно поднимается. По правилам они автобус должны пригибать только для тех, кто плохо ходит. Но по факту – для кого угодно пригибают. Мелочь, а приятно.

Колясочникам же выдвигают специальный мостик, потом складывают сиденья впереди автобуса, и вместо них ставится коляска. И пристёгивается специальными ремнями. В каждом автобусе – два места для инвалидных колясок. Занимается этим пристёгиванием тоже водитель: сначала властно пересаживает людей с передних мест на задние, потом поднимает передние сиденья, ставит автобус на колени, раскладывает мостик, помогает колясочнику въехать, подкатывает коляску куда надо, пристёгивает ремнями, убирает мостик, поднимает автобус, и едет дальше. Такой вот ритуал. А потом, когда надо, всё то же в обратную сторону.
dwennimmen

Белорусская взяткоёмкость

На той неделе обещал рассказать историю о том, насколько в Беларуси принято жить "не по трафарету". Вот он этот рассказ.

Года три назад мы отдыхали в Беларуси и решили съездить в Мозырь – ближайший город, где со старых времён сохранилось что-то интересное.

Вышли из дому рано утром и поспешили на электричку. То да сё, немного проспали, покормили белку в лесу – и вот уже опаздываем. Прибежали на вокзал, успели, но билеты решили не покупать – благо, в Беларуси проезд можно оплатить уже в дизеле, у контролёра. Сели, поехали.

Пришёл контролёр. Узнав, что у нас нет билета, он ужасно обрадовался, глянул вправо-влево, присел напротив и говорит:
– Давайте так. Вот нас два лагеря. Наш лагерь – и ваш лагерь. И нам деньги нужны – и вам деньги нужны. Давайте, стало быть, поделим – и все будем довольны!
– Чо? – сказал я. Потому что в самом деле ничего не понял.
– Слушай сюда, всё очень просто. Вот нас тут два лагеря, так? Наш лагерь (бьёт себя по груди). И ваш лагерь (показывает на меня).
Только минуты через две объяснений стало до меня доходить, что он предлагает следующую схему: продать мне билетик от последней станции перед Калинковичами, но за цену станции ровно посередине между Светлогорском и Калинковичами. При этом я как бы экономлю пол-цены билета, и эти пол-цены отправляются ему в карман. Для справки: железнодорожные билеты в Беларуси довольно дёшевы, так что цена вопроса была рублей 20 наших российских.

Сначала я пытался занять упёртую позицию честного гражданина, но вскоре сдался и со словами "Да делайте вы что хотите! Сколько с меня?" дал ему затребованную сумму. Контролёр обрадовался и, подмигнув, сообщил, что вечером назад поедет тем же поездом, поэтому чтобы мы ни в коем случае не приобретали билеты в кассе, а просто садились в поезд и ждали его.

Ладно. Добрались до Мозыря, пошли гулять по городу. Решили зайти в музей. Заходим, спрашиваем, сколько стоит. Оказывается, для местных – рублей 10 на наши, для "иностранцев" – почти 100. Мы говорим:
– А что же иностранцам так дорого?
– Да ладно! – отвечают нам. – Всё равно билетов для иностранцев у нас нет. Да и обычные заперты в комнате директора, а она ушла и ключей не оставила. Давайте что ли рублей 20 за всех, и идите смотрите.

Так мы заплатили непонятные деньги во второй раз. После музея спустились вниз, к реке, в парк аттракционов, и решили прокатиться на колесе обозрения.
– Сколько стоит прокатиться? – спросил я в окошечко.
– А сколько дашь? – ответили оттуда.

На обратном пути к вокзалу я сердился и говорил, что уж хоть билеты назад нужно купить нормальные, в кассе, с бумажкой, чтобы разрушить этот странный водоворот неучтённых денег, и хоть что-то из принципа сделать "по правилам". На площади мы сразу повернулись в сторону касс... – но потрёпанный жигуль, яростно бибикая, вдруг бросился наперерез; из окна высовывался, кричал и махал рукой наш знакомый контролёр:
– Ну куда ж ты идёшь, я же тебе сказал, что поеду обратно тем же поездом! А ты и забыл, да? Иди скорее на платформу, сейчас вместе поедем! Садись в вагон себе спокойно!
Сил спорить уже на нашлось, и мы (понуро) побрели на платформу.

Итого: за весь день нам ни разу не удалось заплатить ни за одну услугу так, чтобы по тарифу и не "в карман".