Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

dwennimmen

Чем Провиденс не москва: 67. Поездные гудки

 

67. В Провиденсе поезда гудят иначе, чем в Москве.

В России как-то поезда всегда гудят на одной ноте. Туууу! Протяжно гудят.

А в Америке, похоже, поезда всегда гудят на три ноты сразу, этаким расстроенным аккордом. Вот подборка видео, где слышны эти гудки.



Здесь даже игрушка есть такая детская: деревянный поездо-гудок. Вот например гудки в магазине продаются:

https://www.google.com/search?q=train+horn+toy&tbm=shop

И с поездами в Штатах ассоциируется именно такой звук. Не стук колёс даже, и уж точно не однонотный рёв локомотива, а расстроенный аккорд. Я нахожу это акустически занятным.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 52. Велосипеды

 

52. По сравнению с Москвой в Провиденсе больше велосипедистов. На мой вкус, конечно, всё равно недостаточно: я б хотел чтобы как в Китае, или в Европе например, или в глубинке в Беларуси где-нибудь. Чтобы все на велосипедах на работу ездили. Но всё равно получше, чем в Москве. Главное отличие: автомобилисты в целом стараются велосипедчиков объезжать и пропускать. Это, как уже выше было описано, сильно зависит от района, но всё же в целом объезжают довольно старательно: возможно потому ещё, что при объезде велосипедистов официально можно выдвигаться за двойную линию. Они обычно на пол-корпуса этак выдвигаются.

В то же время, велосипедных дорожек остро не хватает. В основном приходится ехать по проезжей части; обочины как правило заняты припаркованными машинами, и к тому же не всегда безопасны с точки зрения всяких гвоздей-шурупов и прочей потенциально шинопрокалывательной ерунды. Вообще, с велосипедами дело такое: чем их больше, тем велосипедная езда становится безопаснее, потому что другие участники движения, да и правила парковки, например, постепенно приспосабливаются, адаптируются. Быть единственным велосипедистом на Кутузовском проспекте – страшно, наверное. Десятым – уже кое-что. Сотым – плёвое дело. Вот Провиденс где-то на пол-пути между Москвой и Берлином в этом отношении.

Ещё чем отличаются Штаты от Европы, так это тем, что тут все ездят в шлемах. В некоторых штатах правила требуют чтобы шлем был, но даже там, где не требуют (в Род Айленде например), всё равно все в шлемах ездят. И это, на самом деле, мне кажется, плохо, потому что это означает, что большинство велосипедистов тут – профессиональные ездуны, так сказать. Они не по делам, не на работу ездят, не в простоте передвигаются, и именно что "занимаются спортом". В обтягивающей одежде, опять же, обтекаемой, все такие профессиональные... И поэтому их не так много. В магазин на велосипедах не ездят, к сожалению. Та же динамика, что и с другими видами спорта: сначала из машины целыми днями не вылезаешь, а потом трусцой, трусцой, по беговой дорожке. Ерунда какая.

Но зато: тут на автобусах есть велосипедные держалки такие, откидывающиеся, с замками на пружинках. У каждого автобуса – по две штуки, спереди установлены. То есть можно взять велосипед, доехать до автобусной остановки, воткнуть велосипед в эту штуковину, и уехать куда-нибудь, и там кататься. Единственная сложность: если держатели эти заняты, то поехать никуда не получится, потому что внутрь автобуса велосипед затаскивать нельзя. У нас так было с Нюсей: решили ехать в Вунсокет, пришли на остановку, а полочки заняты. Более того, стоит на остановке человек с велосипедом, и говорит, что, мол, я буду ждать следующего автобуса, который через пол-часа, и я раньше вас пришёл. Так что извините уж, следующий автобус – мой, а вы, если хотите, ждите через следующего. Мы махнули рукой и поехали в Уоррен, там покатались.

Самое главное же достижение местного капитализма: тут есть совершенно необыкновенно фантастические велосипедные дорожки! У них довольно занятная история: это всё бывшие линии пригородных поездов, которые в своё время позорно демонтировали. Поездов теперь нет, это плохо. Но зато дорожки гениальные совершенно, потому что ведь лет 100-150 назад они под эти пригородные поезда делали насыпи через овраги, взрывали скалы, выравнивали всё, так что ехать теперь – одно удовольствие! Вот видео, как мы с Нюсей 2 года тому назад по одной из таких дорожек катаемся:



Да, и ещё одно. Здесь, в определённых кругах (в частности, в районе университета) очень популярны велосипеды с фиксированной передачей. Это такие велосипеды, в которых педали "намертво" (ну то есть через цепь и шестерню, конечно, но напрямую) приделаны к колесу, так что когда с горки едешь, педали неизбежно крутятся. И переключения скоростей, соответственно, нет. У такого типа велосипедов – сложная и интересная судьба (чтите Википедию, если что), и они не везде одинаково законны, поскольку их любители обычно исповедуют принцип Чистого Эстетизма ("clean look"), то есть чем меньше всяких штук понавешано – тем лучше. То есть в идеале у него должна быть прямая труба вместо руля, какое-нибудь сиденье ничем не обитое, которое выглядит как со свалки, хотя на самом деле стоит, поди, кучу денег, и чтобы ручных тормозов не было (поскольку якобы "мы тормозим ногами через педали", а на самом деле – чтобы избежать тросика вдоль рамы, поскольку он портит картинку). И вот тут конфликт с правилами во некоторых штатах, поскольку иные признают ноги на педалях за подтип примитивных тормозов, а иные – не признают. Но в Провиденсе, вроде бы, это законно; по крайней мере прямо-передачные велосипеды без тормозов на стоянках попадаются.


(Source)
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 28. Кондиционеры (+ ещё одно дополнение по автобусам)

Сначала - ещё одно дополнение по автобусам, о котором мне в комментариях напомнили. В отличие от дурацкого московского решения, тут нет турникетов. Есть водитель, около которого стоит колонка такая электронная, туда можно засовывать деньги, и кидать монетки, и щёлкать магнитными проездными двух видов (как в московском метро: или тонкими "временными", или такими крепкими "постоянными", что на кредитку похожи). И все аккуратно проходят мимо колонки и плотют. Отчасти это связано с тем, что люди тут лучше, более умело стоят в очередях (но это будет отдельное отличие 65), отчасти – с тем, что водитель открыт, а не спрятан в кабинке, и потому куда больше взаимодействует со входящими, отчасти же – с тем, что тут придумано правило, что на площадке возле водителя нельзя находиться при езде автобуса (вроде как "опасно" и "мешает", поэтому жёлтой линией на полу аккуратно очерчено место такое. Мне кажется это добавляет дисциплинированности при оплате каким-то образом.

И ещё одну деталь к портрету водителя нужно добавить. Я писал, что они более "властные" как бы, и "несущие добро в мир", но не до конца вспомнил, в чём ещё это проявляется, кроме того чтобы решать, надо ли платить ли за ребёнка (пропускать бесплатно, но не сразу), или помогать колясочникам. Ещё один вид "доброй власти", этакой княжеской покровительственной руки, которой они частенько милуют людей, кто им нравится, состоит в том, чтобы бесплатно давать "трансфер" (т.е. отметку на билете, или отдельный билетик, который позволяет бесплатно пересаживаться на другой маршрут или возвращаться тем же маршрутом). Вообще-то трансфер стоит небольших денег, но довольно регулярно водитель даёт его бесплатно – просто потому, что у него (или у неё) хорошее настроение, или вы мило поговорили, или он вас выучил уже на этом маршруте, или что вы с ребёнком, и так далее. Такая вот деталь психологическая.

 

28. В Москве в автобусах бывает слишком жарко зимой, но не бывает слишком холодно летом. В Провиденсе летом - мороз.

В Провиденсе летом ужасно любят везде делать жуткий кондиционерный холод.

Я было думал это различие описать позже, но оно действительно логично увязывается с автобусами. Потому что сильнее всего это заметно в автобусах. Хотя и в магазинах тоже, и в офисах разных, типа приёмного покоя у врача. Американцы летом, когда жарко, очень любят устраивать жуткий холод, выставлять кондиционеры градусов этак на 18, и заставлять их дуть повсюду жуткими холодными струями. Потому что могут. А на улице – жарковато.

И сдаётся мне, в южных штатах с этим – ещё хуже.

В результате летом не совсем понятно, как вообще одеваться. На улице жарень, хорошо бы ходить в тоненькой футболочке. Но в автобусе – холод страшный. И приходится носить с собой плотную рубаху, а то и кофточку. Когда с утра девушки в цветных зелёных и фиолетовых униформах едут на работу в супермаркеты (см. выше), они берут с собой свитер! На улице +30С, а они берут свитер, или даже настоящее одеяло, и, укрывшись им в автобусе, пытаются поспать. Потому что колотун! То же самое – в аптеках, например! Дикость, да и только.

А всё знаете почему? Да потому что все на автомобилях. Никто не ходит по улице пешком, а все ездят на этих дурацких самоходных тележках с колёсами, и у всех внутри, конечно же, кондиционер. И вот на улице +30, а они сидят внутри в кофтах, ибо у них там +20. Потом проходят два шага от машины до аптеки – и опять ныряют в кондиционированное пространство. Поймите меня правильно, я не люблю жару выше 40 градусов, и я горячо приветствую кондиционеры. Но неужели нельзя было бы остановиться где-нибудь градусах на 26ти, чтобы хоть какую-то гармонию поддержать между внутрёй и наружей? Однако нет. Америка – страна контрастов.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 27. Водители автобусов

 
27. Водители автобусов в Провиденсе - куда более властные и ответственные люди, чем в Москве.

Водители автобусов тут своеобразные. Социальный статус водителя – довольно странный; с одной стороны, это неприятная, неудобная, не слишком умная работа. С другой – платят им 30-40 тысяч в год, что не так уж плохо (примерно средняя зарплата по стране). Потом, водитель по статусу приравнен к полицейскому, т.е. на своём автобусе он – хозяин положения; если кто на водителя замахнётся, например, то это приравнивается к нападению на полицеского, и за это сразу тюрьма, без разговоров. Так или иначе, работу свою они любят. Всегда здороваются, всегда прощаются, желают удачи. Иногда пытаются поговорить (если я молчу, или вежливо мычу, и таким образом не даю им понять, что я безмозглый иностранец на самом деле). Детям бесплатно до 5ти лет только, но фактически за дочку, которой 8, ещё ни разу не взяли. Пару раз только водитель попался недовольный, и спросил строго: - Сколько ребёнку? А я говорю: - Ой, я забыл, ща заплачу. А водитель, так же строго: - Иди давай, в следующий раз заплатишь. Любят проявлять власть над ситуацией, но при этом и доброту.

Примерно треть водителей, кстати, женщины. Но мужчин всё-таки больше.

Или вот ещё автобусы тут все могут с диким шипением опускаться на колени перед стариками: откуда-то из рессор, что ли, воздух выпускается, и передняя часть автобуса, где входная дверь, опускается довольно низко. А потом с шипением же обратно поднимается. По правилам они автобус должны пригибать только для тех, кто плохо ходит. Но по факту – для кого угодно пригибают. Мелочь, а приятно.

Колясочникам же выдвигают специальный мостик, потом складывают сиденья впереди автобуса, и вместо них ставится коляска. И пристёгивается специальными ремнями. В каждом автобусе – два места для инвалидных колясок. Занимается этим пристёгиванием тоже водитель: сначала властно пересаживает людей с передних мест на задние, потом поднимает передние сиденья, ставит автобус на колени, раскладывает мостик, помогает колясочнику въехать, подкатывает коляску куда надо, пристёгивает ремнями, убирает мостик, поднимает автобус, и едет дальше. Такой вот ритуал. А потом, когда надо, всё то же в обратную сторону.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 26. Автобусные остановки

 
В Провиденсе остановки случаются чаще, чем в Москве, но при этом они менее "обязательные", во всех смыслах.

Остановок у автобусов много, и как правило остановка – это просто знак такой на столбе, вроде дорожного, то есть ни скамейки, ни навеса. Если дождь – то ждать автобуса очень холодно и мокро. Сам по себе, по своей инициативе, водитель на остановке не остановится, и надо обязательно его попросить об этом (когда я только приехал сюда, то не знал этого простого факта, и несколько раз подряд с горечью и болью смотрел вслед уходящему моему автобусу, весело проехавшему мимо). Если стоишь на остановке, то нужно дико махать руками, выскакивать на проезжую часть, прыгать на месте, и вообще выказывать разнообразные признаки оживления. Даже если номер автобуса пока распознать не удалось. Если же вдруг оказывается что автобус не тот, то нужно мотать головой, делать страдальческое лицо, пожимать плечами, жестикулировать нежелание ехать, и в целом показывать, что, мол, проезжай. Тогда водитель перестанет тормозить, а наоборот кивнёт и поедет мимо. Изнутри же автобуса, чтобы остановить его, нужно дёрнуть за жёлтый шнур, и тогда у водителя загорится табло, что, мол, "запрошена остановка". Сам по себе шнур – тоже занятная штука. Вдоль всей стены – шнур, и только на самом конце шнура – электронный контакт, с пружинкой. То есть почти через всё тело автобуса сигнал передаётся механически-натягивательным способом, и только на последнем этапе – батареечно-замыкательным. Не знаю, почему так. Может чинить легче.

У остановок в нашем штате, как правило, нет названий. В России как-то почему-то всегда у остановок есть красивые, звучные, иногда непонятные названия. Например "ЗАО ВРПЫЦ", или "Курсы ВЫСТРЕЛ", или какой-нибудь "Медхимспрос". Можно всю жизнь выходить на остановке "ВРПЫЦ", и так и не узнать никогда, что это за ВРПЫЦ такой, и чем там люди занимаются. Но у каждой остановки, даже самой завалящей, есть название. В Провиденсе же названия есть только у совсем уж крупных остановок, типа конечных, или например "Супермегамолл". А у всех этих мелких, где только значок на столбе, названий нет. Вернее, в теории они называются например "Smith @ Broad" (то есть перекресток, на котором улица Широкая пересекается с улицей Смита). Но поскольку улиц много, и водитель их пересекает быстро, то на практике они никогда не знают этих самых названий, и просить их остановить на Smith @ Broad совершенно бесполезно. И это ещё если водитель вообще говорит по-английски, а то может испаноязычный попастся.

На остановках расписания автобуса не висят (ибо нет остановки, как таковой). И даже где скамеечка стоит, или домик какой-нибудь – всё равно нет расписания. Даже номер автобуса, что здесь останавливается, не написан нигде. Зато бесплатное расписание можно взять на станции, и иногда – внутри автобуса, и в интернете тоже, конечно, есть. Время на отдых, еду и туалет для водителя в расписание не заложено, поэтому водители стараются ехать чуть быстрее, чтобы пять-десять минут потом на последней станции отдохнуть и перекусить. Так что автобус может пройти на 10 минут раньше чем надо, а может и на 10 минут позже чем надо. Это очень раздражает, потому что никогда не знаешь – его ещё не было, или уже не было.

Штат у нас маленький, поэтому можно на одном автобусе легко доехать до конца штата (скажем, в Ньюпорт, или в Порт Юдифь). С другой стороны, есть тут неподалёку город – в каком-то смысле ближайший город к Провиденсу, называется "Река-Падать" (Fallriver). Там, по слухам, отличный музей военно-морского флота, и ехать туда 15 минут. Однако на автобусе – не доедешь, потому что уже Массачусетс. И в маленькие городки – тоже автобусы не ходят. А зачем – у всех же машины? Русскому как-то странно даже, что может так быть: большое богатое село, а туда не ходит автобус. Однако факт.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 25a. Дополнение по автобусам (трамваи)

 

В Москве есть трамваи, а в Провиденсе нет (но были, и будут).

Вот иной читатель может подумать: ага, автобусы значит в Штатах не шибко хорошо работают, а зато машины есть у всех. Это наверное потому что Америка – свободная страна, находящаяся на высокой ступени развития. Наверное граждане страны сделали (и делают) свободный выбор: не желают ездить на душном автобусе, а вместо этого дружно катаются на машинах. Тем самым доказывая превосходство частного транспорта над общественным.

Но это не совсем так. Да, нынешняя американская жизнь так устроена (в первую очередь – малоэтажность застройки, хотя также и система шоссе, и мегамоллы), что на общественный транспорт расчитывать неудобно. Гораздо удобнее пользоваться автомобилем. Но причинно-следственная связь здесь скорее в обратную сторону. Сначала все пересели на автомобили, а уж потом понастроили домиков в пригородах и массово переехали туда из городов. Именно всеобщая автомобилизация сделала возможной эту пригородную жизнь.

Но всеобщая автомобилизация произошла не просто так. В начале 20го века во всех крупных городах, да, впрочем, и во многих некрупных, по улицам были проложены трамвайные пути. Сначала их возили конки, потом – электрические трамваи, но, так или иначе, году этак к 15му трамваи были везде. Я смотрел в сети старые карты Провиденса, и по ним видно, что по каждой приличной улице, достаточно широкой, чтобы в наши годы по середине её шла разделительная полоса, раньше ходили трамваи. Десятки и десятки маршрутов, и так – в каждом приличном городе. Между же городами ходили электрички. Вот, поглядите на открытки тех времён, чтобы получить впечатление:
http://railroadpostcards.blogspot.com/2010_12_31_archive.html

Поскольку местность у нас холмистая, то через холмы в Провиденсе прорыли туннели, аж целых два – большой и маленький (большой тех пор забросили, а по маленькому – автобусы ходят). Мостов понастроили. Но всё это, заброшено, забыто. Как же так?

Да потому, что в 30е-50е годы в Америке случилась очень показательная, и в каком-то смысле типично американская история. Транспортные перевозки всегда были частными, в вот в какой-то момент к трамвайщикам в разных городах стали приходить дельцы и предлагать за трамвайный бизнес хорошие деньги. Старые хозяева продали бизнес в хорошие руки. Но только новые владельцы не стали ни совершенствовать технику, ни улучшать пути, а вместо этого аккуратненько повыкорчевали все рельсы из дороги, а трамваи – отправили на слом. Потому что все эти "новые владельцы" были подставными юридическими лицами автомобильных компаний; прежде всего – General Motors. И прежде чем народ успел опомниться, города лишились своих трамваев, а затем и железнодорожного сообщения. Зато автомобили, вот совпадение, стали отлично продаваться. Мило? (Ссылка в подтверждение того, что не вру)

И вот теперь, в начале нового столетия, один за другим города пытаются возрождать трамваи. В Провиденсе, например, целый проект запустили на эту тему, только из-за кризиса он немного затормозился. Но всё равно планируют рано или поздно – построить. Потому что общественный транспорт – это удобно, а когда везде приходится на машине ездить – это неудобно. Но Америка – во многом страна монополий и корпораций, и не всегда следует интересам простых людей (особенно в силу того что простые люди много смотрят телевизор, и потому, вот так сюрприз, частенько голосуют в интересах корпораций, а не в собственных интересах).

И этим Провиденс весьма похож на Москву, где милый Лужков тоже отлично срезал большую часть трамвайных путей в своё время, чтобы больше было места пробкам. В этом отношении эти два города похожи. Только Провиденс всё же потихоньку собрался возрождать трамваи, а Москва – ещё нет.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 25. Автобусы

 
В Москве автобусы - это часть нормальной жизни, а в Провиденсе - маргинальный зверь.

Автобусы в Провиденсе, в целом, ходят. Это хорошо. Проезд стоит 2.5 доллара, если с пересадкой нужно ехать – то ещё, кажется, 0.75 нужно заплатить (это называется "трансфер"), и тогда можно в течение пары часов ездить по тому же билету на других маршрутах. Это ещё удобно тем, что если едешь по какому-нибудь быстрому делу, то можно обратно успеть по тому же билету. Но я даже толком в ценах не разбираюсь, потому что всем работникам университет выдаёт бесплатные проездные. Это для того делается, чтобы людям было приятно использовать автобусы, и они не ездили слишком много на машинах, потому что парковок в университете мало, и если все приедут на машинах, то они элементарно не поместятся.

Автобусы, в общем, милые, приятные. Однако Америка в целом настолько автомобилизированная страна (об этом будет отельный пост, и даже не один), что на автобусах ездят, скажем так, странные люди. Поскольку машины есть у всех (почти без преувеличения), то на автобусе ездят главным образом те, кому по той или иной причине нельзя водить машину, или негде её держать. А это, ребята, маргинальные слои населения. То есть бомжи, психи, увечные, какие-то немыслимые бедняки, жители домов престарелых, и тому подобный народ. Иногда даже сложно понять, почему имено у них нет машины, но в то же время совершенно очевидно, что это человек непростой. Например дядька целиком, с ног до головы, включая лысину, покрытый татуировками. Или милого вида аккуратная старушка, которая однако громко разговаривает с невидимой подругой. Или семья (мама, папа и два ребёнка), в которой все четверо страдают предсмертной стадией ожирения, но при этом у всех четверых одежда обклеена стразами с ног до головы. Или старик с длинными до пояса белыми волосами, майке Iron Maiden, у которого из каждой руки торчат по два катетера, и ещё один – из шеи. Или какой-то худющий весёлый тип без зубов, который беспрерывно и очень радостно рассказывает анекдоты ближайшему соседу, кто бы это ни был (10 разных соседей за поездку, поскольку долго никто не выдерживает). Совершенно непонятные люди какие-то.

Рано поутру к ним ещё добавляются, в зависимости от маршрута, а) студенты универитетов, б) школьники, которые хорошо учатся, и поэтому попали в хорошую бесплатную школу в центре города (об этом – отдельный пост), в) тётечки в зелёных и фиолетовых униформах – уборщицы из всяких универмагов, которые туда едут на работу. А днём и вечером на некоторых маршрутах ещё бывают г) туристы, д) очень вежливые пары стариков-китайцев, которые едут за едой в магазин (китайского района в Провиденсе нет; это к студентам в гости приезжают. Очень типические тоже персонажи такие, и очень классные). Но если в середине дня, и особенно если автобус проходит мимо госпиталя, - то берегись, товарищ. Опасности особой в этих людях нет, но всегда есть шанс унюхать, услышать, или увидеть что-то такое, что в очередной раз расширит горизонты опыта и границы возможного.
dwennimmen

Белорусская взяткоёмкость

На той неделе обещал рассказать историю о том, насколько в Беларуси принято жить "не по трафарету". Вот он этот рассказ.

Года три назад мы отдыхали в Беларуси и решили съездить в Мозырь – ближайший город, где со старых времён сохранилось что-то интересное.

Вышли из дому рано утром и поспешили на электричку. То да сё, немного проспали, покормили белку в лесу – и вот уже опаздываем. Прибежали на вокзал, успели, но билеты решили не покупать – благо, в Беларуси проезд можно оплатить уже в дизеле, у контролёра. Сели, поехали.

Пришёл контролёр. Узнав, что у нас нет билета, он ужасно обрадовался, глянул вправо-влево, присел напротив и говорит:
– Давайте так. Вот нас два лагеря. Наш лагерь – и ваш лагерь. И нам деньги нужны – и вам деньги нужны. Давайте, стало быть, поделим – и все будем довольны!
– Чо? – сказал я. Потому что в самом деле ничего не понял.
– Слушай сюда, всё очень просто. Вот нас тут два лагеря, так? Наш лагерь (бьёт себя по груди). И ваш лагерь (показывает на меня).
Только минуты через две объяснений стало до меня доходить, что он предлагает следующую схему: продать мне билетик от последней станции перед Калинковичами, но за цену станции ровно посередине между Светлогорском и Калинковичами. При этом я как бы экономлю пол-цены билета, и эти пол-цены отправляются ему в карман. Для справки: железнодорожные билеты в Беларуси довольно дёшевы, так что цена вопроса была рублей 20 наших российских.

Сначала я пытался занять упёртую позицию честного гражданина, но вскоре сдался и со словами "Да делайте вы что хотите! Сколько с меня?" дал ему затребованную сумму. Контролёр обрадовался и, подмигнув, сообщил, что вечером назад поедет тем же поездом, поэтому чтобы мы ни в коем случае не приобретали билеты в кассе, а просто садились в поезд и ждали его.

Ладно. Добрались до Мозыря, пошли гулять по городу. Решили зайти в музей. Заходим, спрашиваем, сколько стоит. Оказывается, для местных – рублей 10 на наши, для "иностранцев" – почти 100. Мы говорим:
– А что же иностранцам так дорого?
– Да ладно! – отвечают нам. – Всё равно билетов для иностранцев у нас нет. Да и обычные заперты в комнате директора, а она ушла и ключей не оставила. Давайте что ли рублей 20 за всех, и идите смотрите.

Так мы заплатили непонятные деньги во второй раз. После музея спустились вниз, к реке, в парк аттракционов, и решили прокатиться на колесе обозрения.
– Сколько стоит прокатиться? – спросил я в окошечко.
– А сколько дашь? – ответили оттуда.

На обратном пути к вокзалу я сердился и говорил, что уж хоть билеты назад нужно купить нормальные, в кассе, с бумажкой, чтобы разрушить этот странный водоворот неучтённых денег, и хоть что-то из принципа сделать "по правилам". На площади мы сразу повернулись в сторону касс... – но потрёпанный жигуль, яростно бибикая, вдруг бросился наперерез; из окна высовывался, кричал и махал рукой наш знакомый контролёр:
– Ну куда ж ты идёшь, я же тебе сказал, что поеду обратно тем же поездом! А ты и забыл, да? Иди скорее на платформу, сейчас вместе поедем! Садись в вагон себе спокойно!
Сил спорить уже на нашлось, и мы (понуро) побрели на платформу.

Итого: за весь день нам ни разу не удалось заплатить ни за одну услугу так, чтобы по тарифу и не "в карман".