Category: экология

Category was added automatically. Read all entries about "экология".

dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 76. Членистоногие

С оленями и койотами связана одна местная неприятность: клещи. Дело в том, что тут есть два вида клещей: одни побольше, размером примерно с московских, и безвредные, хотя и впиваются. А вот другие - мелкие, меньше милиметра размером, переносят болезнь Лайма, от которой нет прививок, и запущенные случаи которой - неизлечимы (хронический артрит + помутнение сознания на всю жизнь). И получилась интересная задачка по практической экологии: из-за того что местных волков и барсов (вернее пум) люди поизвели, а койоты - хищники мелкие, то ни енотов, ни тем более оленей, есть особо некому. В результате у них - перенаселение. Из-за этого клещей - больше, чем было во времена пилигримов. К тому же глобальное потепление приводит к тому, что болезнь Лайма распространяется на север. По идее, если оленей постреливать, то клещей становится меньше. Однако, как недавно выяснилось, при этом процент клещей, заражённых болезнью Лайма, становится выше (поскольку в отсутствие оленей клещи переключаются на местных полёвок, которые, как оказывается, более заразные). Волки умеют хорошо снижать численность и оленей и мелких грызунов одновременно, но волков нет, а человек так не умеет. Так что что делать - не совсем понятно.

В бытовом плане это означает что весной и в начале лета нужно тщательно осматриваться после любой прогулки в лесах, а также перед прогулкой - прыскаться антиклещевой жидкостью. А возле дома, если живёшь за городом, необходимо содержать коротко подстриженный газон. Или кур. Иначе можно подцепить клеща даже у себя в огороде.

Ядовитых пауков в Род-Айленде мало, а то и совсем нет. Есть вроде Чёрная Вдова, но у них ядовитость зависит от штата, и наши местные чёрные вдовы - так себе, в плане ядовитости. К тому же они живут в таких характерных местах (дуплах, старых сараях), что мы ещё ни одного не видели. Все остальные злые американские пауки живут на югах, и нас не беспокоят.

В домах и подвалах тут живут очень прикольные сороконожки: совершенно безвредные, но страшные до жути.
http://en.wikipedia.org/wiki/House_centipede
Они активны только ночью, но при этом не боятся света (т.е. свет биологически запускает у них этот ежедневный ритм, но при этом они не реагируют на свет в кухне или в подвале, если его вдруг включить). А поскольку они огроменные (в пол-ладони длиной), длинноногие, и быстро бегают, то вздрагивать от них - самое то. При этом экологически - эти самые сороконожки - наши самые большие друзья, ведь они едят всех злых пауков, жуков, тараканов, молей, термитов, чешуйниц, и вообще всё подряд. При этом, кстати, привезённый вид, не местный; родом они из Италии-Греции.

Пчёлы тут обыкновенные, осы тоже. Термиты якобы есть (мы живём на самой северной границе их обитания), но, к счастью, их мало, и мы их не видали. Муравьи похожи. Бабочки - более-менее сходные, особенно “крапивницы”. В целом, насекомый мир тут несколько более “южный”, чем в Москве: ночью стрёкот стоит как в Анапе или в Крыму, летом в жаркие месяцы - цикады орут; богомолы тоже имеются. Майских жуков меньше, зато видел как-то полудохлого жука-носорога.
dwennimmen

Чем Провиденс не Москва: 34. Вывоз мусора

 

34. В Москве мусор исчезает как-то "сам", а в Провиденсе - это целый ритуал предприимчивости

В Москве мусор выкидывают в большие мусорные контейнеры на дворе. А в Провиденсе – в личные мусорные баки. Что это значит? Город каждому дому (вернее, каждому номеру дома – об этом позже) выделяет по пластмассовому мусорному ящику, в рост человека почти, с колёсиками с одной стороны (чтобы можно было наклонить и везти), и сверху с крышкой. Туда люди выкидывают мусор. Процесс этот циклический, и состоит из следующих фаз:

1. Интерфаза (фаза покоя). Ящик стоит во дворе, мусор копится. Если лето – то от ящика вонят, а внутри ящика развивается прикольная экосистема из зеленозадых блестящих мух и жёлтых опарышей на дне. Если зима – то просто так стоит, молча. На всеми любимом, легендарном Манхэттене, где среди кирпичных стен летом и жарче, и ветра меньше, воняет намного сильнее. Запах гниющего мусора – это важная часть нью-йоркской романтики (причём я без цинизма говорю: образ не идеальный, но цельный, и ольфакторная компонента тут немаловажна).

2. Профаза. Один день в неделю (в нашем случае – в понедельник), с утра, приезжает машина, готовая этот мусор забрать, и забирает она его, конечно, не из дворов, а прямо с улицы. Поэтому накануне вечером стоит грохот пластмассовых колёс по камешкам: все выкатывают свои мусорные ящики, и выставляют их рядами вдоль дороги. Туда же, рядом, выставляют ящики поменьше, или ящики другого цвета, которые на переработку: в них перемешано всё бумажное, а также всё стеклянное и железное. Рядом же выставляют ненужные вещи и мебель: это называется "выставить на бордюр".



3. Анафаза. Рано-рано с утра, или даже поздно-поздно вечером, по улице проезжает раздолбанный грязный грузовичок. Из него вылезают коричневые латинские товарищи – муж с женой – и копаются в мусоре, который на переработку. Иногда они забирают всё стекло, иногда вытаскивают какие-то определённые бутылки. Видимо, пытаются какие-то деньги с этих банок-бутылок получить. Летом, и особенно весной, когда все устраивают уборки и чаще выставляют мебель, по улицам проезжает мебельный грузовик. Это другой предприимчивый товарищ собирает себе все хорошие стулья, столы и шкафы, а потом продаёт задёшево у себя во дворе. Тоже бизнес.

Традиционно мебель и ненужные вещи выставляют в пятницу вечером, поэтому суббота с утра – занятное время. За те два с половиной года, что мы тут живём, мы таким образом обзавелись следующими предметами интерьера:

• торшер - 2 шт.
• лампа икейская - 4 шт (из них 2 сломались с тех пор, но 2 работают)
• лампа настольная медная красивая - 1 шт (я её починил, но через год она опять сгорела, теперь уже бесповоротно)
• доска гладильная - 1 шт
• стулья 7 шт (один без балясины в спинке, один сгрызенный собакой, один заляпаный краской, и несколько облупленных)
• Кресла милые, закапанные свечкой – 3 шт.
• столик покерный сигаретой прожжённый – 1 шт. (превращён в русский народный мебель)
• столик кофейный сигаретой прожжённый – 1 шт. (превращён в ролевую игру и подарен хорошему человеку)
• полки металлические - 1 шт
• полки деревянные - 3 шт (одна из них обклеенная пивными этикетками с ног до головы)
• велосипед детский - 1 шт
• книжки в ассортименте – несколько ящиков (большинство я в итоге или роздал, или снёс на распродажу – об этом в будущих выпусках)
• наборы "юный строитель" из каких-то деревяшек и дерева бальса 2 шт
• картинки красивые на стенку – десятки (включая здоровый оранжевый постер Марка Яковлевича Ротко, непонятных летающих женщин, прикольные семейные фотографии начала 20го века, и кучу всякой дряни в красивых рамочках, пригодных к повторному использованию)
• скамья тяжеленная дубовая непонятного назначения 1 шт (заляпана краской; вместе с нею были выкинуты картины курящих голых женщин, настолько ужасные, что я их не взял)
• комод 3 шт (из них 2 пришлось чинить)
• диск японского трэш-панка с надписью "С днём рожденья Хиро-ро" 1 шт.
• кухонный нож пол-метра длиной, больше похожий на кривой меч, которым, как оказалось, очень удобно расделывать индейку: 1 шт (оттуда же)

Ну и так далее. Весной по субботам с утра – весело.

4. Метафаза. Приезжают машины и забирают мусор, а пустые ящики кидают, где они раньше стояли.

5. Телофаза. Ящики пустые лежат у края дороги, разбросанные по всей улице; ждут, пока хозяева вечером приедут, и укатят их обратно во двор. Если лето – то пахнет помоечной машиной, которая, естественно, вся сочилась какой-то пакостью, а живём мы на горке, так что пакость текла вниз, и теперь всё какое-то липкое на вид, и надо ждать дождя. Если мебель и прочий негабарит оказались никому не нужны (диван, например, или сломанный вентилятор), то им суждено стоять у края дороги и портить пейзаж недели две-три подряд. После этого они куда-то всё-таки исчезают обычно, но я пока так и не понял, куда именно. Слишком редкое событие.